Точка зрения

Пустые коробки вопиют

Горько мне. Горько! Все СМИ злорадно написали, что у главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова при обыске в его доме площадью 1565 кв. метров в новой Москве нашли коллекции драгоценных ручек, часов, картин XVII – XIX веков и кучу валюты в коробках из-под обуви – то ли на 66, то на 68 миллионов рублей. Деньги корпулентный хозяин дома сам достал с антресолей. Сказал честно, что семейные сбережения…

Шелкопёры аж завизжали от радости. Как будто прямо сейчас им отдадут на растерзание эти коробки с долларами и евро: гуляй, босота! Между тем, говорят, сотрудники спецслужб, проводившие обыск, зайдя в дом, почувствовали аромат неизъяснимый и услышали пение многоголосое, аки ангельское: «Радуйся, праведный муж,  ибо спасен…» Они ощутили трепет душевный и глубочайшее благоговение. Десять лет человек возглавлял таможню, а пустых коробок в доме всё ещё полным-полно! А сколько их обнаружили в трёх московских квартирах и в загородном особняке на Волге! Это что же получается: человек покупает обувь, носит её, а часть коробок лежат пустые. Пустые! Потому что нечем трудящемуся чиновнику заполнить эти несчастные коробки!

Понятно, что бессеребренник находит утешение в самой добродетели. Недаром РПЦ наградила Андрея Юрьевича Орденом благоверного великого князя Дмитрия Донского. Но разве подвижничество и аскетизм могут быть нормой для государственного чиновника?! Надо иметь более земные основания для жизнедеятельности чиновничьего организма. А денег в государстве нет – экономический кризис.

Между тем не все живут так плохо, как Бельянинов. Национальное агентство финансовых исследований подсчитало: граждане тратят на беспородных собак в среднем 4408 рублей в месяц, на беспородных кошек – 3255 рублей, на аквариумных рыбок – 3597 рублей, на хомяков и черепашек – 4090 рублей. А на российского чиновника, несравненно более шустрого, чем черепашка, у них денег нет!

Правительство сразу смекнуло, кто мешает наполнить доверху пустые обувные коробки. Портрет злоумышленника примерно такой: санитарка, допустим, в посёлке Ярега (Коми), которая получает 7500 рублей с учетом северных надбавок. Это что касается светлой стороны её доходов. Но есть и тёмная, теневая. Она, эта санитарка, может быть, вяжет по вечерам носки и шарфики, чтобы скопить на Maybach. Или соседям помогает ухаживать за тяжелобольным. Доит козу и продает молоко. Собирает ягоды в лесу. Стоит у церкви с протянутой рукой… Да мало ли занятий найдёт для себя полная сил санитарка, не обременённая тяжкими государственными заботами! А каждая ягодка, каждая капля козьего молока, каждая варежка – всё мимо казны. Налогов-то она с этих доходов не платит!

И таких, как эта санитарка, то ли 20, то ли 30 миллионов человек. Кто рыбу ловит и грибы собирает, кто собак и кошек разводит, кто дрова колет и землю копает, кто вешенку у себя в спальне выращивает. Репетиторы, сиделки, уборщицы, кухарки, шабашники, парикмахеры, авторемонтники, сиделки... Они ничего не требуют от государства и ничего не получают от  него. Их «бизнес» – для выживания. Они самозанятые.

И их всё больше и больше. Кризис и неустанная «забота» государства о мелком, малом и среднем бизнесе вышвырнули на улицу миллионы «ипэшников» и «ооошников» вместе с их работниками. Государство, не сумевшее обеспечить хотя бы стабильность своей валюты, само, как библейский жестокий заимодавец, не склонно ослаблять хватку на горле. И фактически выдавило мелкий бизнес из легальной экономики.

А теперь вяжет сеть для отлова самозанятых – налоговая база оскудела. Сразу несколько заседаний правительства и парламента было посвящено извлечению из тени доходов самозанятого населения. Предлагается «простить» тех, кто заявит о себе, применить упрощённый порядок постановки на налоговый учёт, два года не брать налогов, распространить на самозанятых «меры поддержки малого и среднего бизнеса»…

Хоть Андрей Бельянинов и ушёл с поста главного таможенника России «по собственному желанию», пустые коробки остались. А природа власти не терпит пустоты обувных коробок…

Александр Белокуров

Седьмой день