Точка зрения

"Прекрасное местечко, только выхода из него нет"

Простым людям во все времена жилось плохо. А временами – ещё хуже и хуже. Всегда богатые решали проблемы исключительно за счёт бедных. Это вызывало недовольство и заканчивалось, как правило, бунтами и нередко гибелью государства.

Но иногда появлялся мудрец, который спасал страну. Так было и в Афинах 2600 лет назад. Римский историк Плутарх пишет: «Весь простой народ был в долгу у богатых: одни обрабатывали землю, платя богатым шестую часть урожая; их называли «гектеморами» и «фетами»; другие брали у богатых в долг деньги под залог тела; их заимодавцы имели право обратить в рабство».  Поля лишались трудолюбивого хозяина и зарастали травой, продукты дорожали, а люди попадали в кабалу…

Выхода, казалось, не было. Бедные точили ножи, богатые, видя ожесточение масс, мечтали о тирании, которая железной рукой приведёт народ к покорности. Имущественное неравенство, достигшее крайних пределов, – вот что было причиной того, что Афины остановились в развитии. Жадность сожрала всё и покусилась на жизнь и свободу граждан. А если нет свободных граждан, отважных солдат, предприимчивых купцов, умелых земледельцев, – нет и государства.

Солон был одним из немногих, кто не участвовал в бесчинствах богатых и в то же время не был угнетаем нуждой. Лучший кандидат в тираны – решили сильные люди Афин и поставили на него.

Солон стал правителем, но отказался стать тираном. «Тирания – прекрасное местечко, только выхода из него нет», – говорил он друзьям. А насмешникам, упрекавшим его в слабости – «сеть закинул, а вытянуть не смог», он адресовал стихи, в которых от имени честолюбца писал: «А вот я, чтоб только властью и богатством завладеть и тираном стать в Афинах на один всего денек, дал содрать с себя бы шкуру и весь род мой погубить».

Солон законами простил все существовавшие долги, очистил поля от закладных камней, запретил давать в долг «под залог тела», вернул граждан, проданных на чужбину, и сделал их свободными.

Он заложил основы полисной демократии, по которым Европа живёт и по сей день. Каждый гражданин должен был участвовать в управлении государством. В суд мог обратиться не только претерпевший обиды, но и любой, кто видел несправедливость…

Солон дал вздохнуть стране, но не удовлетворил аппетиты ни богатых, ни бедных. У первых он отнял долги, вторые не дождались «справедливого» дележа земли. «Все когда-то ликовали, а теперь меня всегда злобным взором провожают, словно я их злейший враг».

Правитель с крайне низким рейтингом, как мы бы сказали сегодня, взял с сограждан обязательство не менять его законы и отправился на десять лет в добровольное изгнание…

Когда Солон вернулся из путешествия по Средиземному морю, Афины всё так же жили по его законам – ничего лучше законодатели придумать не могли.

Но в старости ему всё-таки довелось испытать тиранию. Его родственник Писистрат обманом захватил власть. Он был умным, смелым человеком и предложил народу то, что мы называем «колбаса вместо свободы». Боясь вооруженных граждан, Писистрат отменил воинскую повинность, заменив ополчение наемниками («контрактниками»). Земледельцы обрадовались: они могли не отвлекаться от работы. Тиран «освободил» их больше: теперь, объявил он, граждане могут полностью погрузиться в личные дела, а общественными займётся он сам. Взяв на себя «тяготы» по управлению Афинами, Писистрат обложил граждан земельным налогом и присвоил доходы серебряных рудников. Зато толпа боготворила его – он раздавал ссуды, развернул строительство храмов и дворцов, щедро награждал архитекторов и скульпторов… Золотым веком Крона называли его правление.

У него было много соперников.  Дважды его изгоняли из Афин и дважды Писистрат возвращался. Со временем подозрительность, насилие и лицемерие взяли верх, а после смерти тирана его дети совсем стали неразборчивы в средствах…

Тирания подточила жизненные силы народа. Несвободные Афины проиграли войну свободной Спарте. И, наверное, многие потом вспоминали смешного старика, который, когда толпа радостно приветствовала Писистрата, взял копьё и щит и встал перед  дверьми на улице. Его называли сумасшедшим, а Солон отвечал: «Я по мере сил своих защищаю отечество и законы».

Александр Белокуров

Седьмой день