Точка зрения

"Бить будете, папаша?"

…На каждом крупном и мелком предприятии в центре и на окраине городов сформировалось своё собачье «гражданское общество». Коричневые, палевые, рыжие, серые псы лениво лежат у проходной аккурат на пересечении невидимой границы. Они спокойно пропускают через периметр машины клиентов, безошибочно определяя заблудившихся и «мне только спросить». Вторым они милостиво позволяют просочиться на охраняемую территорию, как будто игнорируя чужака – не вздрогнет сонная ресничка, не дёрнется расслабленная лапа.

Но попробуй выехать! Яростный лай оглашает окрестности. Лапы, хвосты, загривки мельтешат перед машиной. Если свидетелем оказался дворник – тут уж «держите меня семеро». Артисты готовы, кажется, прокусить колесо. И только радостные хвосты выдают театральность происходящего.

Да, это театр. Тот самый, что зародился из древних охотничьих обрядов и развился три тысячи лет назад в Греции в полноценную трагедию и комедию. Театр, где единственный царь и владыка сцены – талантливый артист, хотя режиссёр стоит за кулисами в треухе и оранжевом комбинезоне и смачно тянет «Приму», готовый воскликнуть: «Не верю!» И тогда – метлой по жопе. Минус сахарная косточка.

А потому каждая собака знает: чтобы театр мог воздействовать на жизнь, он должен быть сильнее, интенсивнее повседневной жизни. При стрельбе нужно целиться выше цели... А самое главное, что если нет конфликта, то нет и драмы. Противник может быть на сцене и вне её, за кулисами, но он непременно присутствует…

Как хотите, но это весьма высокая степень собачьей эволюции – облаять гражданина, не принадлежащего к священной когорте дворников и вахтёров, по всем правилам искусства. Собака таким образом переосмысливает не только свои желания. Она ориентируется на потребности представителей другого вида, людей.  Она – творец, создатель новой, искусственной реальности.

И кто знает, какие мысли роятся в кудлатой голове местного собачьего Сократа. Может, в данный момент он выкусывает блох из хвоста и думает: «В каждой собаке есть солнце. Только дайте ему светить».

…Беспредельны возможности эволюции. И деградации тоже. В этом убеждаешься, когда смотришь «Вести 24». Эрдоган то, Эрдоган сё. Нет смысла жизни без Эрдогана. Апельсины отравил и наркотики скурил. В куры насовал глистерий, на «Сметливый» наслал сейнер…

Война? Нет, не война. Театральное действо за сахарную косточку. Кусать колесо на ходу никто не будет. Хоть Турция и бедная – не досталось ей нефти и газа, но флот её больше российского, а армия – вторая в НАТО после США. Это, прежде всего, к вопросу о том, на что были потрачены российские нефтедоллары в благополучные нулевые.

Теперь, когда денег нет, пришла пора развлекать приунывший народ театром. А основа любой пьесы – конфликт. Причём противником не может быть, скажем, генпрокурор Чайка или непотопляемый Сердюков – это друзья по вахте. Хотя они несравненно больше повлияли на благополучие и обороноспособность России, чем Эрдоган со всеми своими партнерами по НАТО.

Неудивительно, что с такими друзьями враги мельчают. Во времена СССР нашим вероятным противником были США. И трудно себе даже представить, чтобы Турция в те времена сбила советский самолёт. Или кто-то ещё, включая саму Америку. Никто не знает, каким был бы ответ, но желающих узнать это не было...

Теперь Слон сравнялся размерами с Моськой и перенял её манеры. Наш ответ на акт неприкрытой агрессии: лаем и самозабвенно топчем помидоры…

Александр Белокуров

Седьмой день