Точка зрения

"И прежде плакал человек"

…Совсем ничего нового под солнцем. Пять тысяч лет длится война Египта с бедуинами Синая. «Живущие на песке» мешали ещё фараонам Та-кемет добывать медь и бирюзу, они грабили караваны купцов – как и сейчас. Джосер воевал с ними, Хеопс водил полки против тех, чьи потомки через четыре тысячи лет «взяли на себя ответственность» за взорванный российский аэробус.

А на Ближнем Востоке бурлил водоворот племён. Семиты амореи, выйдя из обезводивших пустынь Африки через Аравийский полуостров, обошли с севера стену в гипсовой пустыне, воздвигнутую царями Ура, и захватили Нижнюю Месопотамию. Часть амореев вместе с хеттами и хурритами под общим названием гиксосов ворвалась на колесницах в Египет. Четыреста лет они правили земледельцами Египта, пока их не прогнал Яхмос. И скитались изгнанники в пустынях Сирии и Ливана со стадами коз, грабя торговцев. «Хабиру» – звали их изнеженные хананеи и нанимали прокопчённых солнцем скитальцев для охраны своих городов.

Но однажды эти пустынные племена, ведомые Иисусом Навином, ворвались в благодатные земли, захватили добычу и скот, а «людей всех перебили мечом, так что истребили всех их: не оставили ни одной души»...

Потом пришли арамеи с юго-востока, а «народы моря» атаковали с севера. Мушки, ассирийцы, киммерийцы, скифы, персы, римляне, парфяне, арабы, турки-сельджуки, монголы... А сколько народов не оставили имён в своей бесписьменной истории, сложив башни из голов на землях Плодородного полумесяца!

Здесь всегда лилась кровь, и запрещённый в России ИГИЛ – всего лишь малый эпизод в истории взаимного уничтожения народов. «Дети разных народов» решили построить на древней земле арабский социализм – как водится, с резнёй несогласных.

Но нас ли удивишь кровью? Игиловцы – младенцы по сравнению, скажем, с нашей Розалией Землячкой, устроившей резню в Крыму «за идею». «Товарищ Демон» – любила называть она себя. Десятки тысяч офицеров армии Врангеля сдались, поверив Фрунзе, который обещал пленным жизнь и свободу. В «Солнце мёртвых» писателя Ивана Шмелёва, пережившего крымскую бойню и потерявшего в ней единственного сына, обезумевший от голода доктор-химик создал свою систему подсчёта жертв: «Только в одном Крыму, за какие-нибудь три месяца! – человечьего мяса, расстрелянного без суда, без суда! – восемь тысяч вагонов, девять тысяч вагонов! Поездов триста! Десять тысяч тонн свежего человечьего мяса, мо-ло-до-го мяса! Сто двадцать тысяч го-лов! че-ло-ве-ческих!»

Жалея патроны, каратели привязывали к ногам пленных камни и топили в море. Потом рыбаки видели в прозрачной воде шеренги мертвецов, стоящих на дне. За казнями в Крыму последовал страшный голод – ещё 150 тысяч жизней.

Но это – всего лишь малый эпизод нашей гражданской войны. Неутомимо трудился товарищ Эйхе в Сибири, регулярно перевыполнявший планы по «врагам народа», милейший Бухарин называл крестьянина «курицей, которая ещё должна превратиться в человека», а свет новой жизни нёс крестьянам Тамбовской губернии красный генерал Тухачевский, травивший их боевыми газами и сгонявший уцелевших – женщин, детей, стариков – в концентрационные лагеря, где они грызли кору и умирали от тифа... В нашем городе, кстати, имеется улица Тухачевского – не готовы мы расстаться с героическим прошлым. Оно тянется за нами, как ядро за ногой каторжника.

…Увы, когда идея овладевает массами, неизменно получается кровь. Всегда, даже когда эта идея – права человека, равенство, братство и вселенская любовь. А пролитая кровь опасна тем, что люди к ней привыкают. Не зря именно на оконечности сочащегося кровью Плодородного полумесяца расположена гора Мегиддо, где по пророчеству Иоанна Богослова произойдёт Армагеддон – последняя битва, которая ознаменует конец света.

Сегодня все условия для неё созданы. Ведь мы вверили свою судьбу случаю. Конечно же, нелепому, ибо какие причины могут быть весомыми для уничтожения всего человечества?

Александр Белокуров

Седьмой день