Точка зрения

Вся правда о Минотаврах

Сколько несправедливости в мире! Вот взять Минотавра. Греки чего только ни насочиняли про него. Будто жил он в лабиринте на Крите, получеловек, полубык, и питался афинскими юношами и девушками, которых ему присылали в качестве дани…

Враньё всё это! Как доказали недавно российские историки, товарищ Минотавр был скромным, стеснительным чиновником в небольшом дотационном регионе под названием Крит. Не имеючи собственного жилья, – если за таковое не принимать гараж и старый «запорожец», честно указанные в декларации о доходах, принялся он строить себе махонькую конурку. Не век же съёмные квартиры арендовать за казённый счёт…

Ну, построил. И стал себе жить – как говорится, сам на лавочке, хвостик под лавочкой, узелок со скарбом на печке. И не знал он, что имеется в столичном городе Афины группа циничных молодых людей во главе с Тесеем, предательски льющая воду на мельницу заморской страны Финикии. Целью своей она поставила дискредитацию представителей законной древнегреческой власти. В надежде свергнуть её и получить в награду кувшин слабенького тирского вина с кусочком сидонского сыра в вознаграждение за труды.

И посчитали они товарища Минотавра удобной мишенью для своих инсинуаций – простой, можно сказать, неотёсанный, открытый и доверчивый. Приехали на Крит, нарисовались у хижины минотавриной и стали через щели в беднягу зонтиками тыкать. С особым цинизмом, в интимные места.

– Выходи! – кричат. – Дай ответ простому народу, на какие шиши ты, ворюга, такие золотые- брильянтовые дворцы строишь!

Сконфузился товарищ Минотавр. Выглянул из-за щелястой двери и стал путанно объяснять фулюганам, что сам он ценит аскетический образ жизни – чтобы свежий воздух через щели в потолке и пятки наружу, пучок лука и глоток ключевой воды. Заявил, что не одобряет общество потребления, которое ни к чему хорошему Древнюю Грецию не приведёт:

– Существует известный тезис о том, что важнейшей чертой электората является способность покупать и голосовать, – это общество консьюмеризма. Это общество подчас нам пытаются ставить в пример…

Смеются консьюмеристы проклятые. Помидоры гнилые стали бросать. Пришлось парочку афинян съесть – не ради угождения свирепству натуры, а для исправления народных нравов. Правда, не помогло. Крикуны почему-то ещё больше кричат, когда их кушают…

И начал товарищ Минотавр самоизолироваться. Построил забор высокий, потом башню с бойницами. Наконец, за лабиринт принялся. Углубился в землю и забился в самый уголок, чтоб не слышать воплей о 20-й статье конвенции ООН о борьбе с коррупцией. Бедный, бедный Минотавр!

…Прошли три тысячи лет с тех пор. Ничего не изменилось! По-прежнему консьюмеристы в лице теперь группы Навального зарабатывают печеньки заокеанской державы, подвергая остракизму российских чиновников. Докопались к товарищу Якунину, главе РЖД. Мол, построил начальник убыточного ведомства дачу в Акулово: участок 70 гектаров, главный дом 2174 квадратных метра, гостевой дом – 623, банный комплекс  – 644, служебное строение – 498, дом привратников – 418, домик охраны в лесу – 134 квадратных метра… А сам, дескать, поучает студентов, чтоб не увлекались идеалами общества потребления и консьюмеризма.

И невдомёк господину Навальному, который живёт себе припеваючи в типовой панельной квартирке, что аскетизм – он разный бывает. Иногда вот такой, изощрённый. Попробуй-ка натопи баню площадью шесть с половиной соток! Пока дров наколешь, пока воды натаскаешь... Только уселся на полку – вспомнил, что в предбаннике вехотку забыл. Чешешь через всю площадь, потом шайку с горячей водой несёшь, шампунь ищешь. А если дымит печка? Пока до двери добежишь,  так наплачешься… А если не в ту сторону свернул – всё, кранты…

Или соль в доме кончилась на ночь глядя. А борща хочется. И каши пшённой. И ползёшь зимой по сугробам за километр к привратникам. А страшно – метель закручивает, волки воют…

И всё для будущих поколений. В Греции куда водят туристов? Смотреть развалины хижины Тесея? Нет их, не уцелели. А вот дворец товарища Минотавра в Кноссе стоит как новенький. Выходит, большая польза потомкам от аскетичных минотавров бывает…

Александр Белокуров

Седьмой день