Точка зрения

Возвращаются мужи из командировки…

Два депутата на Новый год отправились покорять Антарктиду. Сидякин и Савченко поднялись на высочайшую вершину континента и водрузили российский флаг. Правда, задержались и не вышли вовремя на связь. А в эфире журналисты тут же принялись гадить гадить. Выяснили, что отправились депутаты без разрешения «Росгидромета», нарушив закон о регулировании деятельности российских граждан и юридических лиц в Антарктике, принятый Госдумой в 2012 году. И хуже того, действовали через американскую туристическую фирму из штата Мэн…

В общем, встретила их Родина неприветливо. А между тем, депутаты могли бы сказать, что пропустили неделю пленарных заседаний, потому что выполняли очень ответственное задание – боролись за нравственность пингвинов. Увы, холодно там. Сбиваются птички в кучу, чтобы согреться, и происходит кое-где порой то, что не приводит к деторождению. В общем, раздали депутаты Сидякин и Савченко пингвинам брошюрки о вреде гомосексуализма, растолковали последние законы Госдумы, пригрозили уголовной ответственностью…

Вот такое объяснение удовлетворило бы журналистов – оно полностью вписывается в парадигму Госдумы. Не то, что флаг. За «зелёные», с помощью американской фирмы…

Госдума резко принялась за нашу нравственность аккурат с 2008 года вовсе не потому, что последовала привычкам кота, которому делать нечего. Чего нам больше всего не хватает? Того, о чём больше всего говорят, – стабильности.

И откуда ей взяться-то? Вдруг откуда ни возьмись появляются граждане, которые неумеренно потребляют ресурсы – приватизируют, скажем, нефтяные вышки или железную дорогу и все доходы, которые шли раньше на удовлетворение потребностей широкого круга трудящихся (бесплатная медицина, образование, отдых), обращают в личные шубохранилища, иностранные виллы, банковские счета. А то просто забираются на самый верх и устанавливают себе зарплаты, равные годовому доходу среднего региона.

А поскольку мы не при коммунизме живём, и блага не льются неисчерпаемым потоком, то если в одном месте прибыло – значит, в другом убыло. Стоит кому-то там протянуть руки, как кто-то здесь протягивает ноги. И встаёт во весь рост борьба за существование – жестокая, не знающая норм и правил. Она, увы, редко добирается до виновников торжества (их охраняют закон, армия и полиция) и чаще всего обретает форму «Нищий у нищего онучи украл».

В кризис, когда вся страна становится ареной борьбы за существование, резко возрастает роль нравственных норм. Все они в той или иной форме направлены на понижение уровня конфликтности в обществе. «Живи сам и дай другим» – вот их смысл в противоположность набирающему сегодня силу лагерному «Умри ты сегодня, а я завтра».

 Интуитивно депутаты почувствовали угрозу самому существованию государства и принялись давить на все доступные им педали и хвататься за все рычаги. Другое дело, что ножки у них тоненькие, а ручки синенькие. Да и сами они – такие же шуболюбы.

Поэтому происходят интересные вещи: обязательные для всех без исключения нравственные нормы, ставшие предметом права, то есть облекшиеся в форму закона, размываются (с интересом, например, публика следила, как аплодировала Госдума депутату Пехтину, у которого оказалась незадекларированная недвижимость в Майами).

А вот не вполне обязательные нравственные нормы из разряда «Возвращается муж из командировки» вдруг облекаются в форму законов, причём весьма строгих. Не матерись, береги афедрон смолоду, не показывай детям курящего волка из мультика… То Мизулиной не нравится оральный секс, то Жириновский призывает однопартийцев заниматься «этим» раз в квартал, а ещё покончить с иностранными заимствованиями в русском языке…

Как говорится, чем богаты, тем и рады. Но брошюрки, обличающие пингвиний грех, – слабая замена справедливости. Впрочем, как и флаг в Антарктиде.

Александр Белокуров

Седьмой день