Точка зрения

Провал рубля - это не страшно

Хотя очередной провал курса рубля и выглядит достаточно пугающе, на самом деле пока ничего страшного не происходит. Если мы сравним текущий курс доллара с его значениями, скажем, в начале 2013 года, когда он был более или менее стабильным, то увидим, что падение рубля составило 80% (54 руб./$ к 30 руб./$). Но это еще не самый высокий показатель: во время кризиса 1998 года рубль был девальвирован в четыре раза, а во время кризиса 2008 года, хотя девальвация и не была такой значительной, она все же составила 54%. Тем не менее, такой сильный провал, особенно в последние дни, не может не вызывать чувства тревоги.

С чем этот провал может быть связан? Как правило, спрос на валюту предъявляют три группы покупателей: импортеры товаров и услуг, лица, имеющие задолженность в иностранной валюте, и лица, покупающие валюту в резерв. В обычной ситуации спрос этих трех групп сбалансирован и их соотношение на динамику курса большого влияния не оказывает. Однако сейчас стабильные пропорции спроса оказались нарушенными.

Начнем с того, что из-за финансовых санкций, введенных странами ЕС и Северной Америки, большому количеству российских заемщиков, имеющих краткосрочную (до года) задолженность в валюте, пришлось срочно изыскивать ресурсы для ее погашения. Раньше, до санкций, вопрос о том, гасить ли старый кредит или его рефинансировать, решалось в зависимости от конъюнктуры на российском рынке. Теперь же, вне зависимости от конъюнктуры, гасить пришлось все кредиты подряд.

Мы уже писали о том, что за период с апреля 2014 по апрель 2015 года российские заемщики должны будут погасить задолженность на $180 млрд. Сумма это для нас неподъемная, так как для ее погашения пришлось бы сократить импорт товаров и услуг, составивший в 2013 году $480 млрд., сразу на 40%. А сделать это, как не трудно догадаться, за такой короткий срок практически невозможно.

Правда, кое какую «помощь» импортерам могло оказать введение российским Правительством контрсанкций. Однако суммы поставок по продуктам, попавшим в санкционный список, не такие уж и большие, поэтому на общий спрос на валюту большого влияния они оказать не могли.

Поскольку спрос заемщиков оказался необычно большим, то это тут же вызвало падение рубля. Однако оно не было бы достаточно сильным, если бы к нему не подключилась другая группа покупателей валюты – те, кто приобретает ее в резерв. Увидев, что курс рубля падает, они решили, что это всерьез и надолго и, следовательно, на этом падении можно неплохо заработать. Поэтому они тоже решили включиться в игру и стали покупать валюту большими партиями, не без основания рассчитывая, что ее курс все равно вырастет еще сильнее, и они смогут продать ее дороже, чем купили.

При этом надо отметить, что основную скрипку тут играли коммерческие банки, которые могут оперировать крупными суммами клиентских средств или привлекать кредиты Центрального банка. Именно они активно играли на понижение рубля, зарабатывая на этом очень хорошие прибыли. При этом, однако, их поведение было вполне обосновано – каждый банк мог сказать, что он покупает валюту только для того, чтобы иметь возможность выдать ее по первому требованию своим вкладчикам. А поскольку в последнее время эти требования участились, то и держать ее в кассе надо в гораздо большем количестве, чем обычно.

Однако совместной деятельности заемщиков и накопителей валюты было бы все же недостаточно, чтобы кардинально продавить курс рубля. Ситуация сильно ухудшилась еще и из-за того, что продавцы валюты – экспортеры – стали ее придерживать. Они стали поступать как накопители валюты, прекрасно понимая, что после каждой задержки в реализации крупной партии экспортной валютной выручки курс рубля упадет еще сильнее, поэтому валюту чуть позже можно будет продать гораздо выгоднее.

Таким образом, силы, играющие против национальной валюты, оказались достаточно мощными, чтобы воспользовавшись ситуацией с финансовыми санкциями, резко снизить курс рубля и так же резко увеличить свои рублевые прибыли. В свою очередь, силы, которым был нужен стабильный курс (а это импортеры и заемщики в валюте), ничего с ними поделать не смогли.

Более того, на стороне сил, играющих на понижение курс рубля, оказались и российские власти. Как можно предположить, они с недавнего времени взяли курс на проведение политики импортозамещения. А для того, чтобы эта политика оказалось успешной, нужно сделать импорт достаточно дорогим. Для этого девальвация национальной валюты оказывается самым подходящим средством.

То, что российские власти совершенно не заинтересованы в поддержании стабильности курса рубля, было хорошо видно по поведению российского Центрального банка. Хотя эта организация вроде бы должна изо всех сил добиваться этой стабильности, она время от времени действовала в противоположном направлении. Так, хотя достаточно очевидным поведением в данной ситуации было бы полное прекращение денежной эмиссии, Центробанк постоянно выдавал рублевые кредиты коммерческим банкам, которые использовались для покупки валюты; хотя самой этой валюты, как клиентской, так и собственной, у российских коммерческих банков находится более чем достаточно.

В чем тут интерес Центробанка, хорошо понятно. Загнав курс рубля сильно вниз, он теперь может потихонечку распродавать свой валютный резерв, получая на курсовой разнице гигантскую прибыль. Если предположить, что последний раз он покупал валюту в резерв тогда, когда ее курс был еще около 30 руб./$, то не трудно подсчитать, что он будет зарабатывать на каждом проданном миллиарде долларов 24 млрд. рублей. И если Банк России продаст, скажем, $10 млрд., то его прибыль от этой операции составит 240 млрд. руб. То есть ЦБ РФ, который по факту является самым крупным накопителем валюты, получит от ее реализации самую большую прибыль. И это не считая прибыли от процентов за предоставляемые кредиты, которая, впрочем, по сравнению с прибылью от продажи валюты, кажется не очень высокой.

Разумеется, в аналогичном положении оказывается и Министерство финансов. Его поступления от переоценки валютных резервов и валютных доходов резко возрастают. А с учетом того, что почти вся прибыль Центрального банка перечисляется в доход федерального бюджета, то сразу же можно сказать, что проблемы с исполнением бюджета в 2015 году вряд ли будут.

Но если есть выигравшая сторона, то есть и проигравшая. В первую очередь это относится к импортерам, особенно к тем, кто покупал товары за границей за счет валютных кредитов. Им теперь придется не сладко, так как покупать валюту для погашения кредитов по такому курсу практически невозможно. Импортерам придется или разрывать контракты, платя неустойки, или возвращать поставщикам нераспроданные партии товаров (если это, конечно, возможно), или объявлять дефолт по своим долгам. Но в любом случае, даже если с долгами удастся как-то рассчитаться, они будут разорены и уже не смогут продолжать свою деятельность. А ликвидация фирм-импортеров хорошо укладывается в рамки политики импортозамещения.

В свое время мы предполагали, что больших трудностей с погашением краткосрочных валютных кредитов можно будет избежать, если Центральный банк предоставит рефинансовые валютные кредиты российским заемщикам или хотя бы будет продавать им валюту по приемлемому курсу. Но этого не произошло, и теперь значительный сектор российской экономики обречен на большие трудности.

Григорий Гриценко

polit.ru