Истории

Как полковник марсиан крестил

20 июня 1969 года первый землянин – американец Нил Армстронг – ступил на поверхность Луны и высокопарно произнес: «Это один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества». По одной из версий, дальше следовало: «Накося выкуси, мистер Нколосо!» Кто же такой этот Нколосо?

Эдвард Фестус Макука Нколосо – человек, который вмешался в космическую гонку великих держав и бросил вызов СССР и США. Бывший сержант британских войск, учитель начальных классов, борец за независимость Замбии, основатель Национального космического агентства этой африканской республики, почетный полковник. Его космический корабль «D Kalu-1» готовился стартовать к Луне со стадиона в Лусаке 24 октября 1964 года, в День независимости Замбии. На его борту должны были разместиться первая женщина-афронавтка  семнадцатилетняя Мата Мбамбва и два безымянных (какая несправедливость!) кота. Следом десять простых замбийских парней собирались отправиться на Марс.

Мистер Нколосо в свой секретный телескоп рассмотрел, что Красная планета обитаема. Несчастные марсиане тянули к нему исхудалые ручки, плакали и всем видом показывали, что нуждаются в спасении. Бравым афронавтам надлежало ознакомить их с Евангелием и привести к христианству – аккурат к Рождеству. При этом директор Космического агентства строго-настрого запретил всевозможное насилие, марсиан следовало достигать лаской и приятным обхождением. Конечно, предупреждал он, будут технические сложности, связанные с чтением Библии в инопланетных условиях. Марсиане-то ходят на руках, цепляясь за поверхность. А иначе как? Оторвешься и улетишь к свиням собачьим! Выходит, Евангелие миссионерам придется листать стоя на руках, пальцами босых ног. Но зато Замбия установит контроль над «седьмым небом межзвёздного пространства»! Сунутся империалисты – а пошли вон, занято!

Программа подготовки афронавтов у Эдварда Нголосо была малобюджетной, но крайне суровой. Прежде всего, их, конечно, заставляли ходить на руках. Чтобы приучить к перегрузкам, садили в бочки из-под ГСМ и пускали с горки. Не приносила особой радости и невесомость – афронавтов раскачивали на длинной веревке, которую в нужный момент обрубали… Естественно, великие державы тревожились и всячески пытались расстроить космические планы учителя начальных классов.

Организация объединенных наций по их наущению отказалась выделить запрошенные Нколосо, как частным лицом, два миллиарда долларов. Хотя он показал чиновникам ООН девушку Мбамбву. И котов не стал от них скрывать. Даже аппарат «D Kalu-1», названный так в честь президента страны, не утаил. Ничего особенного – старая бочка из алюминия и меди. Секрет-то весь в катапульте, которая должна была эту бочку запулить сначала к Луне, а потом и к Марсу. Её хитрый полковник никому не показал… Денег не дали ни ООН, ни ЮНЕСКО, ни родное правительство. Это, конечно, не остановило энтузиаста – пришлось мастерить космическую катапульту из подручных материалов. Веревочки, палочки, бамбук…

Но агенты империализма всё влияли и гадили. В последний момент сам президент подложил свинью – в День независимости запретил запускать девицу с котами со столичного стадиона. Видите ли, неуместно швыряться бочками в час торжества...Всё выдержал мученик науки. Похудел, осунулся, влез в долги, но любимое детище не бросил. Враги с ужасом понимали: запустит. И на Луну, и на Марс, и к далеким галактикам. Всю Вселенную застолбит, везде будет сплошная Замбия! И пошли они в последний и решительный бой: взяли и забеременили девушку Мату Мбамбве. Как им это удалось – непонятно. Но ходит себе девчонка на руках, а живот на нос лезет. Марсианские афронавты, все десять человек, смотрят в глаза и не моргают. А веры им уже нет. Как отправишь таких к марсианам? Они напредставляют там великую Замбию… Приехали родственники и забрали первую космонавтку в деревню – рожать. Парни помаялись на тощих харчах, да и свалили кто куда... Остались коты. Но какие из них космонавты?!

Пробовал гимн с ними разучить: «Стой и пой о гордой и свободной Замбии!», да где там… Так и сгинула космическая программа. Сам Нколосо жил ещё долго, местами счастливо, и был похоронен с президентскими почестями – великий все же человек: космос, Луна, Марс...

Иван Хворостинин