Истории

Авторки, врачини и гениессы – надо ли обзывать так женщин?

 

Операторка, врачиня, сантехница – так называемые феминитивы. Всё чаще подобные слова можно услышать в повседневной жизни. Но что это такое: издевательство над русским языком или вызов времени?

…Идеи феминизма – от радикальных до «помадных» – проникли в наше общество ещё в начале XX века.  Большинство женских организаций сегодня считают, что равноправие сильно связано с лингвистикой. Если все слова (в особенности обозначающие профессии) будут не только мужского рода, но и женского, то и общество будет относиться к женщинам уважительнее. Политологини, фотографини и даже гениессы (от слова «гений») – именно так они просят себя называть.

Конечно, есть и противники подобных языковых новшеств. И их возмущения небезосновательны. Так разберём же феминистские обоснования лингвистических нововведений и аргументы против них.

1.    Грамматический род и гендер тесно связаны

Главная причина использования феминитивов – это привязка того или иного слова к полу. Девушка не хочет быть археологом, она предпочитает называться археологиней. Однако мысль о связи грамматического и биологического рода кажется глупой с филологической точки зрения. Некоторые языки предполагают существования большого числа родов, а другие – не имеют их вовсе (преимущественно африканские языки).

Некоторые же слова, например «личность», могут и вовсе относиться только к женскому роду. По логике внедрения феминитивов, это слово должно трансформироваться в мужской род.

В немецком языке «девушка» – это средний род, в то время как, «мужчина» – мужской. В украинском же языке мужчина – это чоловiк, женщина – жiнка.

Всё это означает лишь то, что род – условность. Влияние языка на сознание подвергнуто критике, но феминистки всё ещё продолжают апеллировать к этому сомнительному аргументу.

2.    Что значит «мы забыли про общий род»?

В погоне за установление филологического равенства феминистки забыли, что в русском языке существует не только женский и мужской, но и средний род. В нашей речи также присутствуют слова общего рода. Например, задира или сирота. Такой грамматический род уникален тем, что слова этого рода могут относиться, как к мужчинам, так и к женщинам. Большая часть слов, обозначающих профессии, стоят именно в общем роде: инженер, врач, профессор. Мы можем сказать «врач присматривал за больным» наравне с «врач присматривала». В общем, необходимость использования «инженерок», «врачинь» и «профессорок» отпадает.

3.    Мы придумываем «женские» суффиксы

Главная проблема феминитивов – это звучание. Не находя других аргументов, противники подобных слов утверждают, что они «не ложатся на слух». Оно и понятно – в русском языке не существует универсального суффикса для образования слов женского рода. Поэтому для образования «женских» слов используются суффиксы неизвестного происхождения: -иня, -есса, -ица.

Иногда прибегают к простому суффиксу -к-, который, однако, подходит не для всех слов. Нам привычны слова «артистка», «спортсменка», «журналистка». Слова вроде «авторка», «редакторка», «фотографка» сложны для восприятия. Всё дело в ударении. Дело в том, что грамматика русского языка предполагает: в словах с этим суффиксом ударение должно падать на слог, предшествующий -к-. В новообразованных формах это правило нарушается.

4.    «Мы первооткрыватели»

Феминистки, стараясь создать свою философию и свой новый язык, считают, что они при этом делают нечто уникальное. Изобретая феминитивы, они при этом забывают, что подобные слова – явление вторичное. Это полностью не соответствует философии феминизма.

5.    Феминитивы не вредят пониманию

Сейчас не существует правила обязательного использования феминитивов. Однако если предположить ситуацию, что это станет грамматической нормой, то возникнет большая путаница. Прочитав объявление «требуются продавцы», люди будут полагать, что работодатель ищет именно продавцов-мужчин. Чёткое разделение родовых форм исключает общеродовые слова, что нарушает логику речи.

6.    Это естественное изменение языка

Если обратиться к истории грамматики, то можно увидеть, что большинство изменений требовали много времени. Например, слово «кофе» было то мужского, то среднего рода – литературная норма постоянно менялась. Искусственное принуждение к использованию феминитивов попросту отталкивает людей.

Итак, с филологической точки зрения внедрение феминитивов – явление грубое и неграмотное. Но стоит принять во внимание тот факт, что язык принадлежит людям. Если большинство из них посчитают, что феминитивы – необходимость, то это придется признать и влиться в течение этих замысловатых слов, дорогой читатель и дорогая читательница.

Алина Гурицкая

Седьмой день