Истории

Ангоя, Агней, Анамакит… И ещё дальше

 

Евангельские христиане любят фразу «стоять в проломе». Это образное сравнение своего христианского служения с защитой крепости. Ведь «князь мира сего» неустанно испытывает Божий мир на прочность, пытается похитить души людей…

Иногда эта фраза выглядит неуместной, высокопарной. Но когда её произнесла Светлана, эти слова показались очень точными.

 Олег и Светлана Лехайм – миссионеры в посёлке Новый Уоян. Это север Бурятии. Та самая Байкало-Амурская магистраль, которую строил весь Советский Союз: «Веселей, ребята, выпало нам строить путь железный, а короче БАМ…»

«Ребята» стали пенсионерами. Дорога осталась, но грандиозные планы по развитию Сибири – в СССР намеревались ввести девять территориально-промышленных комплексов-гигантов – скукожились до эксплуатации  угольных месторождений Якутии. Население стремительно сокращается.

– Девять лет назад, когда мы приехали, – рассказывают миссионеры, – в поселке было пять тысяч человек, сейчас – около двух. И так по всей трассе. Там триста человек осталось, там двести, там пятьсот... И никому они особо не нужны. Кто за них будет молиться? А им нужна поддержка. И мы им служим…

Как? Само собой, раз в неделю молитвенное собрание. Кто не может приехать в Новый Уоян, слушает проповедь по «скайпу».  Раз в месяц – причастие. И часто приходится навещать со святыми дарами немощных и больных. Люди нуждаются и просто в общении…

А расстояния огромные – сотни километров. Дорога единственная – железная. И в один день не обернёшься. Едешь как минимум на двое суток, с ночевкой. Если нужно посетить братьев – в путь отправляется Олег, сестер – Светлана.

– Вот недавно вернулась из Северомуйска, пробыла там четыре дня. У одной сестры муж заболел – рак. Сделали операцию. Конечно, им нужна молитвенная поддержка…

Олег подрабатывает на лесопилке. Его профессия – крановщик – оказалась очень востребованной. Да к тому же он не пьёт, не курит, честен, держит слово. Но все знают: в пять часов он идёт на молитву – и ни за какие деньги невозможно его удержать:

– Видя моё отношение ко всему и зная, что я пастор, однажды попросили меня… освятить лесопилку. Говорю: у нас такое не принято. Но все знают: каждый день, уходя с работы, я останавливаюсь у ворот и молюсь за благополучие и людей, и предприятия. И рука Божья чувствуется во всем…

Как эти люди стали миссионерами? И у Светланы, и у Олега своя житейская история. Светлана до крушения Советского Союза жила в Семипалатинске. Трое детей, с мужем развелась, когда младшему был год. Ненадежный был человек – пил, блудил и «всё на свете». И было такое одиночество, что ещё неверующая Светлана обратилась к Богу: «Господь, сделай что-нибудь, я не знаю, как быть!» После парада суверенитетов и развала Союза знакомые уехали в Новокузнецк – и она вслед за ними. На деньги, вырученные от продажи квартиры в Казахстане, здесь невозможно было купить ничего.

– Стою на остановке, читаю: «Требуется техничка». Ну, думаю, нормально. Пришла по этому объявлению в горно-транспортный техникум: «Хотела бы у вас работать» – «А вы кто по профессии?» – «Геодезист». И мне предложили преподавать геодезию…

А ещё взяла в аренду швейную мастерскую, ходила делать массажи, бралась за любую работу – так и кормила детей. Покаялась в двухтысячном году – через телепередачи. Ей было интересно Слово Божье – слушала по ночам  за работой в своей мастерской. В Новоильинскую церковь пришла в 2004-м – шла мимо и услышала пение, зашла и осталась…

Потом умерла дочь – ядерный полигон напомнил о себе: рак крови. Перед смертью успела принять водное крещение – значит, утешали верующие, спасена… Церковь помогла пережить горе. Люди приняли живейшее участие в судьбе. Светлана пошла учиться в библейский институт, стала преподавать Слово Божье…

С Олегом встретились в 2008 году – совершенно в неожиданном месте, в реабилитационном центре. У него другая история, но смысл тот же: жизнь пыталась вытолкнуть его на обочину, и это ей почти получилось. Никогда не был женат, но всегда мечтал о семье, шестнадцать лет отработал на Западно-Сибирском металлургическом комбинате. В девяностые, соблазнившись рассказами друзей о баснословных заработках, пошёл на рынок. Закрутило так, что оказался в реабилитационном центре – алкоголизм…

Светлана к тому времени девятнадцать лет прожила одна, просила Господа дать ей мужа. И вот уже десять лет – «в счастье и мире». Да это и так видно: по тому хотя бы, как заботливо она поправляем ему шарф. И не говорят меж собой, а воркуют…

Ангоя, Агней, Анамакит, Янчукан, Окусикан… Названия поселков будто с другой планеты. Да фактически так и есть. Эта часть Сибири – будто обратная сторона Луны.

Спрашиваю, каким они видят будущее – своё и своей миссии. Дурацкий, конечно, вопрос – кто из нас может заглянуть даже на день вперёд и не посрамиться?!

Они в ответ говорят о любви.

– Я много где бывал, даже служил в Германии, – рассказывает Олег. – И меня всегда тянуло в Новокузнецк, это был мой дом. А теперь мой дом там, и, находясь здесь, я думаю: скорее бы домой.

– У меня любовь пришла к тому народу, среди которого нахожусь. Понимаешь, что это дети Божьи, которые ещё не найдены. И мы все – семья, которую Бог сохраняет, – подхватывает Светлана.

– В прошлом году, наконец, решили проблему с участком для церкви. Уже построили фундамент.

– Сын обещает приехать, поможет поставить стены…

В общем, нет для Бога пропащих, ненужных людей, как и бесперспективных территорий. Его служители неустанно расширяют границы Царствия Небесного.

Седьмой день