Истории

Новоильинская церковь возвращается в Новоильинский район

 

«Я создам церковь Мою, и врата ада не одолеют её»

 

Старший пастор Новоильинской церкви Илья Владимирович Банцеев – человек в Новокузнецке известный. Прежде всего, своими делами. Недавно, 24 февраля, ему исполнилось пятьдесят лет. И неожиданно перед  проповедью вышли к сцене несколько человек и сказали: «Если бы не пастор Илья, нас давно бы не было в живых». Это бывшие наркоманы, прошедшие через реабилитационный центр. Их буквально принесли на одеялке в церковь умирать. И позже, когда я беседовал с прихожанами, каждый второй говорил: «Церковь спасла меня от смерти». Не фигуральной, символической, духовной, а самой реальной, физической…

Двадцать пять лет назад молодой проповедник с женой и грудным ребенком появился на улицах Новоильинского района, положив начало Новоильинской церкви. А сегодня пастор Илья рассказывает об открытии новой церкви и о своем видении будущего.

– Новоильинская церковь возвращается в Новоильинский район, где она родилась. Мы приобрели здание на улице Рокоссовского, 16 А.

Начало же церкви было в 1993 году, мы взяли в аренду кинотеатр «Спутник», ходили с женой по улицам, приглашали прохожих на богослужение…

– Вы тогда не были еще пастором. Были просто одним из многих миссионеров, у которого то ли получится основать новую церковь, то ли нет…

– Совершенно верно. Это была попытка начать новую церковь. Я тогда приехал из Канады в родную церковь – вырос в «Церкви на Камне». В неё ходили мои родители, я сам крестился в ней. И когда мои родители уехали в Канаду и взяли меня с собой, через четыре с половиной года я вернулся. По благословению руководства «Церкви на Камне» мы с супругой поехали в Новоильинский район…

– Каким в то время было видение вашей миссии?

– Очень простое: достичь жителей Новоильинского района проповедью Евангелия. Так далеко мы не видели – что церковь вырастет, укрепится, переедет в Центральный район, а потом вернётся…

– У молодых людей, как правило, идеализированное представление о будущем: вот приеду, начну служение, и пойдут ко мне толпы жаждущих моего слова…

– У нас были ожидания, что сразу же начнется бурное пробуждение, люди толпами пойдут на богослужения, и церковь начнет быстро расти… Но мы не увидели этого.

«Мы думали, что очень много людей придёт, потому что интерес был большой. Но на первое служение 1 августа пришли примерно двадцать ребятишек. Мы пообщались с ними, показали им фильм «Иисус». И вот таким было наше первое официальное богослужение…» Из интервью «С.Д.» 1 августа 2018 года.

Ещё у нас было огромное желание построить в Новоильинском районе храм – и это тоже не получилось. Городские власти не разрешили строить, хотя сначала был даже выделен земельный участок, всё было согласовано. Но когда в администрации города узнали, что церковь будет протестантская, а не русская православная, нам сказали: «Нет, вам нельзя!»

И шесть лет мы скитались в Новоильинском районе. Богослужения проходили в актовых залах школ, потом несколько месяцев подряд – на улице, потому что мы не могли арендовать помещение, нас отовсюду гнали. И последним местом для богослужения в районе была бывшая обувная фабрика – самое смиренное, самое непривлекательное место для собраний. Там мы провели две зимы – 1998 и 1999 года…

«Там не было ни отопления, ни воды – просто бетонная коробка. Внутри, казалось, было холоднее, чем на улице. Иногда я шёл утром через заснеженное поле, а на улице минус тридцать – тридцать пять, и надеялся: хоть бы никто не пришёл, и тогда я смогу отменить службу. Но приходя, я видел, что люди уже заходят: лица закрыты шарфами, на ресницах сосульки – и они радостные, потому что пришли на богослужение! И я говорил про себя: «Господи, прости меня за моё малодушие!» И никогда не отменял службу…» Из интервью «С.Д.» 31 октября 2017 года

Ну, а в мае 1999 года мы уже переехали в центр города…

Но тогда мы очень хотели построить в Новоильинском районе храм и несколько лет молились об этом. Когда же смогли  купить здание в Центральном районе, подумали: «Наверное, Бог предусмотрел для нас другое…»

Теперь, через двадцать лет, Новоильинская церковь возвращается в Новоильинский район, но с новым названием – «Моя Церковь»

– Обращаясь к тому времени, о чем вы молились?

– За городские власти, чтобы их сознание изменилось. Потому что было очень невежественное отношение к христианам иной деноминации. Считали, что наша церковь – это секта, а протестанты – вообще не христианская религия. Не русская. Христос, дескать, был православный…

– И не просто православный, а русский… Вы столкнулись с огромными трудностями. Наверное, проповедовать на улице в дождь и слякоть – не то, о чем мечтает молодой миссионер. Не было мысли сказать: «Ну, не получилось…» – и вернуться в благополучную Канаду?

– Были мысли такие…

– А что поддерживало? Не давало всё бросить и уехать? У вас ведь дети были маленькие, о них надо было думать…

– Да, дети… Главное, что нас держало – люди. Они приходили на богослужения, где бы мы его ни проводили – на улице, в промерзшем здании, в актовом зале школы… Эти люди жаждали Слова, они уверовали, искренне уверовали, и хотели быть частью церкви. И мы не могли их бросить, так как это уже были наши духовные дети. Мы не могли им сказать: «У нас трудности, поэтому мы сворачиваем свою деятельность».

«…И у моей жены, и у меня одинаковое внутреннее убеждение, и оно очень сильное: Бог предназначил нам служить здесь. И иначе никак не могу объяснить. Это Божье призвание.

И, конечно, мы верим, что не только для нас у Бога есть план и цель, но и для каждого человека. Поэтому мы и стараемся донести до людей эту надежду. Потому что когда человек находит Бога в своей жизни, когда к нему приходит понимание: это воля Господа на мою жизнь, тогда наступает удивительное состояние удовлетворения. Удовлетворения жизнью. Когда все трудные и смутные времена, неопределённое будущее нисколько не пугают». Из интервью «С.Д.» 1августа 2018 года

– К вам приходили разные люди, со своими историями, услышав которые – заплачешь горькими слезами…

– У кого-то ребёнок стал наркоманом, у кого-то семья разваливалась, у кого-то в душе была пустота такая, что жить не хотелось… Они приходили на служение и говорили нам: «Как хорошо, что вы приехали! Почему раньше этого не было?» Жизнь у людей менялась! Это самое важное.

Помню, я пришел к Наталье Мамайкиной, она была заведующей женской консультацией, просить разрешения говорить с женщинами, которые собирались делать аборт. Она очень удивилась и спросила: «А зачем вам это надо?» Говорю: я пастор церкви и проповедую то, что написано в Библии. А в ней сказано, что аборт – это грех. И если женщины узнают об этом, может быть, они передумают, покаются…

И она позволила мне. Я тогда не знал этого, но Бог направил меня именно в это место помочь не столько женщинам, которые приходили делать аборт, сколько самой Наталье. Все женщины твердили в один голос: «Я бы никогда не стала делать аборт, но муж поставил условие…» То есть говорить женщинам, что аборт – это грех, было бессмысленно. Ведь они и так это знали. И убеждать нужно было не женщин, а их мужей. Поэтому эта моя деятельность вскоре закончилась: я видел, что они и так чувствуют свою вину, а я ещё им сыплю соль на раны. В Библии же сказано: Бог возлагает ответственность за семью на мужчину, он глава семьи – «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова…» А женщина – это помощница мужчины…

Так вот, оказался я в этом месте, потому что нужна была помощь самой заведующей. У неё была серьезная беда, она искала ответы на свои вопросы. Ребенок её, который рос в благополучной семье – двое детей, папа, мама – попал под влияние улицы и стал наркоманом. Что они только ни предпринимали, никак не могли повлиять на него. В пятнадцать лет, ещё в школе, он стал очень зависимым наркоманом…

Наталья, пытаясь найти ответы на свои вопросы, начала ходить в церковь. А её сын через какое-то время попал в тюрьму. И уже там обратился к Господу. Вышел на свободу верующим человеком и больше никогда не употреблял наркотики…

Это всего лишь один такой пример. И мы видели, как Бог преображает людей, изменяет их жизнь. И просто не могли уехать из-за бытовых трудностей. Наше служение приносило плоды, и это придавало сил, это было ободрением.

В то время примерно человек двести уже ходили на богослужения…

– Все, кого я ни спрашивал, говорят, что Новоильинская церковь необычная. Вот, например, Марк Стайнфилд, проповедник из Испании, отмечает, что в ней очень много бывших наркоманов, алкоголиков… Людей, разрушенных полностью. И они здесь буквально поднялись из праха. Произошло, можно сказать, воскрешение из мертвых. Даже среди пресвитеров церкви – такие истории. Это была осознанная политика? Или так получилось случайно?

– Просто это был наш ответ на нужду в обществе. Мы жили и до сих пор живём в обыкновенной квартире в Новоильинском районе. И когда мы её купили и переехали в неё, то сразу увидели: вокруг столько наркоманов! Они были повсюду. Мы понимали: это не просто беда нашего дома или района, такая картина везде в стране.

И желание помочь зависимым людям – это просто наша реакция на нужды общества. Иисус сказал: «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». И мы хотели спасать тех, кто находится на самой грани между жизнью и смертью.

Ну, а помогая им, мы служили их родным и близким, друзьям, которые тоже страдали рядом с ними. И когда они видели, как жизнь наркомана меняется коренным образом, для них это стало реальным чудом.

– Как правило, если в семье наркоман, то родные его мысленно хоронят…

– Во многих случаях фактически так и было: выгоняли из дома, отрекались от своих детей… Мы тогда ещё не знали, что церковь будет прирастать за счёт зависимых людей. Просто мы видели, что у людей такая нужда, и пытались её восполнить…

– Наверное, каждый второй в церкви – из «бывших»…

– Наверное…

– В других церквях такие люди тоже есть, но, как говорят знающие проблему люди, может быть, десятая часть от всех прихожан…

– Да, это так, хотя в России многие церкви, как и Новоильинская, служат наркоманам, алкоголикам, бездомным. Ну, а на Западе – в Америке, Европе – вообще очень мало таких церквей…

– У вас же и большинство сотрудников на себе испытали, что значит быть на грани жизни и смерти. И это самые верные и преданные служители…

– По той причине, что они на самом деле были одной ногой в могиле, они многих своих друзей похоронили и понимали, что их ждёт такая же участь. И когда Господь коснулся их, и они уверовали, их жизнь коренным образом изменилась. Они на самом деле воскресли из мёртвых…

«…Божья любовь дана всем, только не все её принимают. Чтобы принять её, нужно сделать свой личный, осознанный выбор. И этим христианство отличается от всех других религий». Из интервью «С.Д.» 31 октября 2017 года.

 

– Ну, наркоманы хоть понимают, что их жизнь неправильная, им необходима помощь, они нуждаются в спасении… А так называемые «нормальные» люди? Вот из новостной ленты: «Злость и разочарование: миллиардеры отбирают хлеб у бедных. Состояние беднейших 3,8 миллиарда человек равно состоянию двадцати шести самых богатых миллиардеров». У меня создается иногда впечатление, что жизнь – это такая машина, которая уничтожает людей – рушит их идеалы совесть. Вверху – безмерная жадность и тяга к власти, внизу – злоба, отчаяние, ненависть…

– К нам приходят люди, которые и сами не были наркоманами, и в семье у них все благополучно. Они идут, осознавая душевную пустоту, понимая, что нет в обществе справедливости, испытывая злость и разочарование.  И здесь они слышат, что мы говорим о других идеалах, и видят: для нас важны совершенно другие ценности. Нас мотивирует не богатство земное, не зарплата. И это тоже очень привлекает людей.

Например, у нас в церкви почти все служения – волонтерские. Люди искренне жертвуют своим временем, сами оплачивают расходы, чтобы заниматься каким-то добрым делом, помогать другим. Как Дима Чирвин, который на Рождество собрал письма детей из онкогематологического отделения четвертой больницы, призвал на помощь верующих и подарил с их помощью ребятишкам всё, о чем они мечтали – это и куклы, и планшеты, и даже беговая дорожка.

Или наше служение прославления: все музыканты, певцы – это волонтеры. Они массу времени тратят, чтобы после работы собираться, разучивать песни, проводить репетиции, регулярно выступать по четвергам, субботам и воскресеньям…

Воскресная школа – то же самое. Волонтеры посвятили себя безвозмездному служению детям и тратят на это своё время и материальные ресурсы… Любое служение возьмите – люди занимаются этим делом, потому что увидели за ним те ценности, которых раньше в жизни у них не было. До того всё в их жизни измерялось одним вопросом: «А что я от этого буду иметь? Мне это нужно?» В церкви они получили то, что невозможно измерить деньгами, богатством земным.

Церковь становится примером гармоничных социальных отношений в обществе…

– Да. Иисус, когда ходил по Земле и говорил о Царстве Божьем, собирал вокруг себя толпы народа не только потому, что творил чудеса. К нему тянулись ещё и потому, что он открывал им ценности Божьего Царства совсем по-другому, нежели книжники и фарисеи…

– Люди и тогда, да и сейчас привыкли: сделал неправду – помолись в храме, поставь свечку – и дальше, как говорится, снова «будь самим собой»…

– Они ошибочно думают, что с Богом нужно устраивать отношения с помощью обрядов, соблюдения каких-то религиозных правил, ритуалов. Это как раз то, что Иисус пытался разрушить и своим учением, и своим образом жизни. Он говорил: «Кто видел Меня, видел и Отца… Слова, которые Я обращаю к вам, не от Меня: Отец, пребывающий во Мне, свершает Свои деяния» (Иоанна,14: 9, 10). Христианин должен вести себя так, как Иисус учил и поступал Сам, как хочет Отец Небесный.

«…Есть ценности, которые не меняются, они вечные – это Бог и Его Слово. И есть ценности мирские, преходящие. «Конец их – погибель», – говорит Библия. А слова Иисуса всегда имеют и силу, и смысл. Они неизменно помогают людям понять, каких ориентиров держаться. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» – сказал Иисус. Его слова актуальны в любое время, для любого поколения в любой стране. Ну, стал человек богатым – какая в том ему польза? И сможет ли человек купить себе вечную жизнь? Нет, конечно…» Из интервью «С.Д.» 1 августа 2018 года.

– Иногда слышишь: «Если Бог мне поможет, я Ему большую свечку поставлю»…

– Ну, это уже торговые отношения – «купи-продай». Или, по-другому, хозяйственно-имущественные отношения. Меркантильные: «Ты – мне, я – Тебе». Как будто всемогущему Господу нужны какие-то наши подношения…

Но Он видит наши сердца, читает, что в них написано. И Господь откликнулся на наши молитвы, дал нам возможность если не построить церковь в Новоильинском районе, как мы когда-то хотели, то купить здание для неё…

– И с чем вы идете в Новоильинский район? Я слышал, что делаете упор на работу с молодежью…

– Мы хотим дать юношам и девушкам альтернативу сегодняшней реальности. Почему молодым людям?  Потому что у них больше ожиданий, мечтаний, идеальных представлений – как должно быть правильно. Это в душе ребёнка уже есть. Отношения любви, которые не измеряются материальными  ценностями. Служение другому человеку, бескорыстное, – у молодежи еще это есть…

Конечно, мы хотим помочь людям любого возраста. Но при этом хотим создать для подрастающего поколения возможность общаться, заниматься спортом, проводить культурные мероприятия. У нас обязательно будут секции по футболу, флорболу, тотал-фитнесу, фрисби, киберспорту…

К сожалению, в Новоильинском районе молодежи буквально некуда пойти. Малая ледовая арена – и всё. Если удастся получить рядом с церковью участок земли, мы смогли бы организовать там и занятия минифутболом, и массовые катания на льду. Такая мечта есть…

– Планы у вас большие. А кто вам помогает? Когда вы начинали, вы были один – ну, с семьей. Сейчас у вас есть помощники, команда?

– У нас хорошая команда служителей. И ещё верующие, которые приезжают на богослужения из Новоильинского района, – сейчас у них есть свой дом, который они будут устраивать. Это примерно полторы сотни человек. У них друзья, родственники, соседи, которых они смогут приглашать. Думаю, церковь в Новоильинском районе будет расти…

У нас множество служений, направленных на помощь людям, – «Накорми голодного», «Бэби-клуб», «Мамочки», служение пожилым людям «Любовь и милосердие», «Точка опоры», «Свободная жизнь» и т. д. То же самое будем открывать и в Новоильинском районе. Консультации – для молодых супружеских пар, для людей, у кого в семье есть зависимый от наркотиков, алкоголя и т. д. Будут там и воскресная школа, и музыкальное служение, и «Царские охотники», и детское, подростковое, молодежное служения…

Мечта у меня с тех давних пор, когда мы начинали, – сделать кабинет поддержки беременных женщин. Когда на будущую маму кто-то  давит, чтобы она сделала аборт, а она сама противится этому – ведь она мать, она не хочет убийства своего ребенка, такой центр поможет ей…

– Любой кризис в первую очередь бьет по женщине…

– Если женщину поддержать, она никогда не убьёт своего ребёнка! Казалось бы, странно: мужчина должен чувствовать ответственность за семью, а в нашей стране именно женщина сражается за семью, за детей, за себя – и, к тому же, за мужа. Мы это видим и здесь, в церкви: стоит женщину поддержать – где-то морально, где-то материально, чтобы дать ей надежду, – и она отказывается от аборта. У нас есть такие женщины – их поддержали, ободрили, и теперь они безмерно благодарны Богу, что у них есть ребёнок, от которого в свое время хотели избавиться.

–Когда вы ушли из Новоильинского района, вы оставили прежнее название: церковь Новоильинская. Наверное, это о чем-то говорит? А теперь, когда возвращаетесь, меняете название – «Моя Церковь»…

– Да, когда мы перебрались в Центральный район, то решили оставить прежнее название – оно было нам дорого, у нас выработались свои традиции, принципы, у церкви была история, которой можно гордиться.

«У нас есть особые наши ценности, своего рода ДНК Новоильинской церкви. Мы ценим семью, мы ценим единство всех верующих, мы ценим участие каждого человека в жизни церкви и в жизни общества – у каждого есть способности, дары, таланты. Это кроме само собой разумеющихся, базовых ценностей. К ним относятся Слово Божье, молитва, учение Христа и апостолов». Из интервью «С.Д.» 1 августа 2018 года.

Теперь уже у нас будут две церкви, и назвать обе Новоильинскими – это будет  не совсем понятно…

Название «Моя Церковь» пришло тогда, когда от Бога мы получили видение: в течение пяти лет открыть во всех районах Новокузнецка церкви. Это связано с тем, что наше здание в центре стало слишком для нас тесно. Когда мы поняли, что через пять лет в городе будет шесть церквей, то согласились, что нужно новое название. И родилась идея назвать церкви так, как назвал Свою церковь сам Христос: «Я создам церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Матф. 16: 18).

И ежегодно, на Пасху, мы будем открывать в районах Новокузнецка «Мою Церковь». И тут такой символизм: «Моя Церковь» – церковь каждого верующего, члена общины. Мы хотим, чтобы люди считали её своей семьей, своим домом. Чтобы пастор знал, чем живет каждый член его общины, чтобы люди были друг другу настоящими сестрами и братьями во Христе. Именно эти личностные отношения делают церковь живой, родной, куда хочется прийти.

 И в то же время «Моя Церковь» – это церковь Иисуса, созданная по Его заветам.

– В заключение нашей беседы спрошу: есть ли у вас девиз, кредо? Слова, которые с самого начала вели, поддерживали, вдохновляли, напоминали о цели?

– У церкви есть миссия. Она основывается на великом поручении Господа нашего Иисуса ученикам: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Матф. 28: 19-20). В соответствии с этим повелением миссия церкви – достигать всех людей Евангелием, заботиться о всех тех, кого мы достигли, снаряжать для служения всех верующих и посылать людей на миссию исполнять великое поручение Господа.

– Эти слова у вас представлены вымпелами в большом зале…

– Да: достигать, заботиться, снаряжать и посылать… Ну, а кредо моё как пастора – это наставление апостола Петра из Первого послания: «Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая над ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия. И не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду». Это моё личное кредо. С тех пор, как я стал пастором, стараюсь исполнять эти слова…

– Спасибо вам за беседу. Успехов в вашей большой и трудной работе!

Александр Белокуров Седьмой день

 28 апреля в Новоильинском районе  в новом здании Новоильинской церкви (в будущем «Моя Церковь») на улице Рокоссовского, 16 А пройдёт торжественное пасхальное богослужение.

Начало в 10.00