Истории

Первый дом: русский миссионер в Южной Корее

Много лет назад Елена Слекишина была прихожанкой Новоильинской церкви Новокузнецка. Теперь она – пастор, ведет миссионерскую деятельность в Южной Корее, в основанной пять лет назад церкви «Небеса открыты». С чего начался и как сложился этот долгий непростой путь, рассказывает она сама:

«Когда-то в школе я прочитала книгу, которая называлась «Атеистические чтения. Библия для верующих и неверующих», и, перелистнув последнюю страницу, сказала сама себе: «Так значит Он есть!»  Стала изредка посещать православную церковь, занималась иконописью. Я считала себя верующим человеком. В то время у меня была вполне благополучная семья: муж, двое детей, спокойная жизнь в достатке.

И вот однажды ко мне пришла близкая задушевная приятельница и подарила Библию. Помню, я просто не могла на нее надышаться, даже не открывала её из какого-то благоговейного чувства. И только через полгода смогла взять Священное писание в руки и случайно открыла на Книге пророка Исайи, 44 главе: «Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя».  Это было очень давно… 1993 год. И вот мы вместе с приятельницей, подарившей мне Библию, отправились в церковь, и пришли как раз во время прославления. Помню, что я недоумевала, для чего, думаю, так громко и энергично петь, хотя бы и для Бога… Ушла со смутным недоверием и надеждой и спустя полгода пришла на богослужение в Новоильинскую церковь. Никогда не забуду вопрос: «Сможешь ли ты идти за Богом до конца своих дней?»  В тот день я прочитала молитву покаяния и приняла Иисуса Христа своим Господом и Спасителем. Так церковь «Новоильинская» стала моим домом.

Затем в моей жизни началась череда испытаний. Резко обрушилось всё: семейное благополучие, здоровье, бизнес… Меня оставил муж с двумя сыновьями на руках. Детям тогда было шесть и восемь лет. Помню, как шла по Кузнецкому мосту и хотела броситься вниз… Но напоследок решила открыть Библию, которую всегда ношу с собой. Слово открылось на Книге пророка Иеремии (18:3-6): «И сошёл я в дом горшечника, и вот он работал свою работу на кружале. И сосуд, который горшечник делал из глины, развалился в его руке; и он снова сделал сосуд, какой горшечнику вздумалось сделать. Не могу ли я поступить с вами, дом Израилев, подобно горшечнику сему? Говорит Господь: Вот, что глина в руке горшечника, то вы в Моей руке…»

Даже получив такой ответ от Бога, я не сразу смогла восстановиться от стресса после развода с мужем. Но без церкви – моей жизни и моего дома – жить уже не могла.  Она росла, открывались новые служения, я принимала в них участие… Жизнь обретала новый смысл. Когда на базе Новоильинской церкви открылся Институт индуктивного изучения библии, не раздумывая я пошла учиться и окончила его.

И вот настал 2011 год, когда с кафедры прозвучал призыв пастора Ильи Владимировича Банцеева посвятить один год из своей жизни Христу. В своём сердце подумала: «Я способна на это! Я должна хотя бы год своей жизни полностью посвятить служению Господу!» Сделать это было непросто, следовало еще пройти длительный курс обучения в миссионерской школе, но моё решение было твердым.

Год учёбы пролетел незаметно. Стали поговаривать о распределении выпускников по селам Кемеровской области. Начала молиться, чтобы услышать, куда же меня призывает Господь. Мне хотелось, чтобы меня послал именно Бог, а не человек. И ничего тогда не слышала от Бога, а Слово Божье указывало только на одно: «Будь послушна начальствующим», и понимала, что именно в этой области у меня есть проблемы, ведь сама я всю жизнь была частным предпринимателем и не находилась в подчинении у начальства.

Настал день распределения, я была готова ехать в любую деревню, думала, что за год точно смогу привести деревенских бабушек ко Христу. Но мне дали направление в Южную Корею… Оказалось, и такое возможно в жизни. И в 2012 году я приехала в Сеул, получив самую настоящую визу миссионера.

И вот меня привезли в тамошнюю церковь, поселили в неотапливаемой церковной раздевалке, а на дверь прибили небольшой крючок, чтобы закрываться на ночь, так как входные двери в церквях Южной Кореи всегда открыты. При себе у меня было двести пятьдесят долларов и старенькая «нокиа». Сразу же начала учить корейский язык, но чувствовала себя очень неуютно: чужая страна, полная дезориентация. Собралась крошечная домашняя группа русскоговорящих корейцев, с ними изучали Слово Божие. Конечно, в бытовом смысле это был ужас, страшно вспомнить. Неделями на одном рисе в постоянном холоде… Но назад я не просилась. В душе слышала, что Господь говорит мне: «Я устрояю тебе дом». Мне назначили небольшое пособие и вскоре предложили переехать на юг Кореи, в город Чанвон, где еще не было ни одного русскоязычного служения. 

Первой прихожанкой нашей церкви стала кореянка Ульяна Пак, через три месяца нас уже было пять человек, через полгода – восемь, через год – двенадцать… Этот первый год на юге был для очень тяжелым, климат Кореи – или очень холодно, или невыносимо жарко. Мне было страшно: вдруг заболею, а страховки медицинской у меня нет. Что тогда делать? И Господь поддержал меня. Уже на протяжении шести лет практически не болею, а страховкой, надо сказать, так и не обзавелась…

Сегодня нашей церкви «Небеса Открыты» уже пять лет. Прихожане, в основном, выходцы из Узбекистана, Казахстана, Таджикистана. Есть и россияне… Такая вот у нас «мультикультурная» церковь. Все русскоязычные церкви в Корее отличаются «текучестью». Многие едут в Корею на заработки, оставляя свои семьи дома. Поэтому, глядя на наши общие фотографии, можно увидеть лишь 4–5 человек нашего основного состава, а остальные 13–17 человек периодически меняются. К тому же в Чанвоне нет промышленных предприятий, привлекающих русскоязычное население, поэтому и численность наша так невелика, и растем мы небыстро.

Если ты живёшь за границей, вдали от семьи, церковь приобретает особое значение. Собираясь вместе, мы действительно считаем ее своим домом, и даже не вторым, как обычно говорят в России, а самым что ни на есть  первым. Вместе отмечаем праздники и дни рождения, а на Новый год сообща стряпаем пельмени, переезжаем, ходим по больницам… В общем, действительно – одна семья.

Как сложится судьба нашей церкви – одному Богу известно. Мне ли судить об этом? Я и свою жизнь планировать не могу. Изначально думала, что в Корею еду на несколько лет максимум, но вот уже шесть лет прошло… Возможно, в моем служении появится новое направление. На всё воля Божья».

мояцерковь.рф

Седьмой день