Истории

Какое оно, чудо, бывает...

 

Когда обыватели говорят о чудесах, они, как правило, воображают себе что-то невероятное, нарушающее законы физического мира. Ну, скажем, чтоб на вишне выросли яблоки. Или гору переставить справа налево. А то, скажем, сунул руку в дырявый карман – а там, опаньки! – увесистая пачка долларов, а лучше евро. В общем, материализация духов и раздача слонов. Понятно, почему такие чудеса не происходят – какой смысл глупым фантазиям потакать?!
А вот подлинных чудес эти люди, как правило, не замечают. Потому что чудеса эти не в материальной проекции – «ни съесть, ни выпить, ни поцеловать». Именно такое чудо изменило жизнь Владимира и Марины Лупенцовых. Стоит, правда, заметить, что в любой евангельской церкви историй о том, как Слово Божье преображает людей, десятки, если не сотни. Послушаешь их и понимаешь, что имел в виду Иисус, когда говорил: «Не здоровым нужен врач, но больным». Собственно говоря, на чуде духовного исцеления и зиждется церковь, живущая по заветам Христа.


Жизнь новая

– Жители посёлка услышали как-то, что у нас в реабилитационном центре содержатся не просто наркоманы, а ещё и ВИЧ-инфицированные наркоманы. А для них это было как чума. Взволновались, подняли на ноги все службы – полицию, санэпидстанцию, пожарных… Все ополчились на нас – требовали закрыть «рассадник СПИДа». Боялись: вдруг кто сбежит и позаражает население. Глава администрации клятвенно обещал выслать нас из района в 24 часа и назначил совещание, на котором реабилитационный центр должны были «прихлопнуть».
…А я что? Молодой был, не знал Конституции, законов. Но решил, что нужно молиться, потому что, думал, не в силах человеческих противостоять такому напору – надо отдать эту ситуацию в руки Божьи. Разослал «эсэмэски» по церквям, чтобы молились вместе с нами о вразумлении начальников…
И вот в назначенный день в актовом зале собрались все службы – медики, санитары, пожарные, милиция... Полный зал. Все ждут главу администрации. Наконец, появился. Прошёл к трибуне, молча достал баян (он баянист) и начал играть. Одну песню, вторую, третью…
Выплеснул, значит, эмоции. Поставил баян и мрачно так: «Расходитесь, собрания не будет!»
Не знаю, что случилось. Может, умное начальство сказало главе администрации, что он не царь горы и не может в своём отдельно взятом районе отменять российские законы. Или что-то ещё произошло. Но наша общая молитва подействовала – это точно! Для меня это было свидетельство того, как Бог откликается на наши искренние просьбы. Никто нас из села не выкинул, мы по сей день служим. А главу администрации потом посадили – за воровство и взятки…
Володя Лупенцов рассказывает о своей жизни служителя Божьего в таежном селе на севере Омской области – 350 километров от Омска – как-то легко, с улыбкой. Про то, как приехали с молодой женой в село Знаменское и не смогли снять квартиру. Неделю ночевали в предбаннике. Смеется:
– Комары там – с воробья, жёсткие такие! Они нас просто грызли по ночам. Однажды мы их решили обмануть: включили в парилке свет, а в предбаннике выключили. Они мимо нас пролетели, а мы дверь захлопнули…
Говорит, для него самого бытовые неудобства не имеют большого значения:
– Я прошёл такую школу… Мне без разницы было, где и как спать. Всегда был уверен, что Господь позаботится о нас. Единственное, переживал за жену – как она? Потом сделали комнату в реабилитационном центре, переселились туда. Администрация отдала нам старое здание школы – ни окон, ни дверей, все разрушено…
У Марины те первые дни до сих пор вызывают ужас:
– Там такие были жирные комары! Мне казалось, они были везде: в бане вместо занавесок на окнах – комары! И ничего не помогало – ни спреи, ни мази, ни спирали. Они ничего не боялись! Это были самые первые сложности… Сейчас я к этому нормально отношусь, а тогда…
Она вспоминает:
– Год готовились к миссии, молились. С нами собирались на строительство реабилитационного центра еще семь человек – и все отказались, как настало время ехать. Мы остались одни. В последний момент к нам присоединился ещё один брат – в молитве Господь указал ему путь. Даже сестры в церкви отговаривали меня: «У вас здесь, в Омске, квартира, работа – зачем ехать в глухомань?»
Реабилитационный центр поставили, он работает. Местные, говорит Володя, больше от пьянства страдают – работы на селе нет, жизненной перспективы никакой, вот и спиваются люди. И это вроде как норма для деревни. Местных наркоманов немного. В реабилитационном центре, в основном, приезжие из Омска.
– Далеко от города, от его соблазнов. Кругом тайга и болота – что ещё нужно, чтобы увидеть себя перед лицом Божьим?!
Местная протестантская община небольшая, молитвенные собрания проводят по домам, поочередно. Нет средств, что содержать отдельное помещение под церковь, отапливать его зимой.
– Мы решили собираться по домам. В это воскресенье у семьи Ивановых, в следующее – у семьи Аношкиных, потом у семьи Силкиных… Вот так и служим друг другу.
В деревне, даже такой большой, как село Знаменское, люди ближе друг к другу. И неподдельный интерес к себе, любовь и заботу ценят больше самых замечательных и ярких слов. Так что миссионерская работа неразрывно связана с помощью малообеспеченным семьям, старикам, сиротам.
– У нас два костюма клоунов, – говорит Володя, – мы с Мариной наряжаемся и едем в детский дом, устраиваем представление. Навещаем с подарками дом престарелых, общаемся с трудными подростками…
Глаза его загораются, когда он рассказывает о новом направлении в своей жизни. Владимир Лупенцов – координатор евангелизационного служения «Надежда в каждый дом» в Омской и Тюменской областях.
– По жизни моей христианской у меня душа лежит именно к евангелизации. Я готов идти проповедовать Евангелие хоть на край Земли! Встречать людей, рассказывать им об Иисусе, обучать других верующих умению общаться. У нас сейчас только в Омской области сто тридцать волонтеров! Сорок пять церквей задействованы в служении «Надежда в каждый дом»!
…Деревенские люди встречают, как правило, очень хорошо. Это в городе люди недоверчивые, иногда злые – могут обругать, и даже с кулаками иной набросится. А в деревне приходишь – значит, гость, стараются накормить, чаем напоить. И мы ведь не агитируем за какую-то церковную конфессию, деноминацию, не пытаемся навязать какие-то доктрины. Просто рассказываем об Иисусе, о его жизни и учении. И люди слушают, они отзывчивы к Слову Божьему!
Пять лет Володя и Марина служат в таежном поселке. И для них эта новая жизнь исполнена огромного смысла.
– Вот хотя бы последний случай, – рассказывает Володя. – Мы ездили на евангелизацию. И проезжали мимо деревни Александровская. Дорога к ней очень плохая, машина старенькая – могли застрять, в деревне всего два жилых дома на противоположных концах... Казалось бы, разумнее проехать мимо. Но было побуждение от Духа Святого – заехать именно в эту деревню!

…Один дом оказался на замке, во втором встретила хозяюшка. Видно, что нуждается, в доме бедненько. Мы поговорили с ней, оставили продукты, самые необходимые для жизни вещи, Евангелие, буклеты. И, когда уже прощались, спросили, есть ли у нее какая нужда, чтобы мы могли помолиться. «Да нет, – говорит, – все нормально, все хорошо…» – «Может быть, за здоровье?» – «Да, – говорит, – за здоровье! У меня в соседней комнате муж лежит, умирает…»
Мы туда! Лежит мужчина лет семидесяти, говорить не может, но всё слышит и понимает. Я рассказал ему об Иисусе, спросил, не хочет ли он примириться с Богом, помолиться молитвой покаяния. Он так отчаянно закивал! И я видел, как его глаза со словами молитвы наполняются слезами, и понял, что этот человек принял Христа. А через два дня мы узнали, что он ушёл в вечность. Спасенным…

И в глазах самого Володи – теплая влага. И не верится, что всего десять лет назад…

Жизнь старая

Десять лет назад Владимир Лупенцов был наркоманом и разбойником. Три ходки на зону. Человек, для которого, казалось, не было ничего святого и которому, в свою очередь, никто не верил. Родная мать говорила, что он конченая тварь и всю жизнь проведет в тюрьме.
Но был один-единственный человек на свете, который знал: Володя изменится, станет другим человеком. Это Марина. Она не понимала, как это произойдет, что случится, но твердо верила: это будет непременно.
– Жили в одном дворе, – рассказывает она. – Всё обо всех известно. Я знала и про его семью, и про него самого. И подруги, и мои родители отговаривали: «Пропадёшь с ним, таких только могила исправит!» А я: «Нет! Он обязательно будет другим!» Ни тени сомнения не было!
…А до перемен было ой как далеко. Володя в очередной раз получил пять лет строгого режима – за грабеж. Марина же решилась на необъяснимый для окружающих поступок: официально связала с ним судьбу. Говорит, никогда не мечтала о такой свадьбе – чтобы в колонии, в присутствии адвоката и охранников…
А жизнь на воле шла своим чередом, подчиняясь логике борьбы между добром и злом. Наркоманами стали оба старших брата Марины. Теперь она боролась и за них. Старший брат уверовал в реабилитационном центре, покаялся. Сейчас он сам пастор. За ним исцелился другой брат – теперь он в детском служении. А следом в церковь пошла и сама Марина – она уже знала, Кто в силах изменить мужа – только Иисус.
– Молилась, постилась сама, просила молиться и поститься церковь за мужа, чтобы он покаялся, впустил в своё сердце Иисуса. И помню день, когда он позвонил и попросил прислать Библию… Для меня это было… Бог живой! Он слышит наши молитвы!
– Меня тогда с «наркоманской» зоны, в которой легко можно было купить телефоны, наркотики, перевели на «строгую» зону. А там посадили в изолятор за то, чего я не делал. Просто нужен был отрицательный персонаж, который бы взял на себя вину. Меня избивали трое суток, фактически убивали. Я уже начал прощаться со своей жизнью и мысленно обратился к Богу: «Господь, если Ты есть, как говорит моя жена, прошу Тебя, измени мою жизнь!»
И пришли сотрудники полиции, сказали: «Мы знаем, что это не ты сделал, ты оправдан». И я понял тогда: как Христу суждено было пострадать и на третий день воскреснуть, там и мне надлежало помучиться, чтобы освободиться от власти греха. Я вышел из изолятора, пришёл к братьям-христианам и произнёс молитву покаяния. Это было 12 февраля 2011 года. Мой день духовного рождения…
Я изменился мгновенно: отказался от сигарет, от сквернословия, от всех своих пагубных привычек. Был сокрушён – сердце моё словно развалилось на куски и было очищено, в него вошёл Господь. Стал читать Евангелие и пересказывать зекам – как умел. Многие говорили, что я сошёл с ума, что мне в изоляторе повредили голову… Другие негодовали: мол, раньше вёл преступную политику, был нормальным пацаном, а теперь «переобулся», якшается с сектантами, непонятными людьми. Но мне это было всё равно. Главное – свобода от и греха и искренние отношения с братьями.
– Он позвонил за полгода до освобождения и сказал: «Дорогая, я свободен!» Я обрадовалась, кричу: «Ты освободился? Где ты находишься? Подожди, я приеду, встречу тебя!» – «Нет, – говорит, – я свободен от власти греха, покаялся, принял Иисуса в сердце»…
– Для меня было неважно, где я нахожусь – по эту или по ту сторону забора. Господь освободил меня, я получил свободу в Иисусе Христе! А когда вышел из колонии, был октябрь, мы на следующий день пришли в церковь. И я понял, что это мой дом, что это мои родные братья и сестры, с которыми я готов провести всю оставшуюся жизнь. А в январе я уже уехал в миссионерскую школу, принял водное крещение…

Немного о счастье

– Недавно, недели две назад, мне звонила подружка, – рассказывает Марина. – Та, которая знала нас с шестнадцати – восемнадцати лет, мы вместе выросли. И говорит: «Ты, конечно, меня извини, но я тебе скажу, как есть... Когда ты с Вовой начала жить, а потом ещё и замуж за него вышла, мы подумали, что ты того, совсем… Не понимали, что творишь. А сейчас гляжу на ваши фотографии и думаю: какая ты счастливая! Вова у тебя такой молодец! А у меня ничего не вышло – развелась… И моя подруга развелась… Мы-то думали, что вы обречены, а у вас, наоборот, всё хорошо…» Я говорю: «Так это Бог изменил нашу жизнь!»
Сейчас могу сказать смело: о таком муже, как мой Владимир, я мечтала всегда! С ним надежно, уютно, тепло. Я люблю, когда он дома, когда рядом…


– Жену я называю, в тесном кругу, конечно, Благословением. Потому что она меня вымолила, она со мной идет по жизни, разделяет мои взгляды. И я очень счастлив: у меня есть цель, есть мечта. Мечтатели – это те люди, в моем понимании, которые идут к своей мечте, достигают её каждый день. А не лежат на диване, мечтая о чем-то. Когда я иду в магазин или стою на остановке, у меня всегда цель – познакомить хотя бы одного человека с Иисусом. В Библии написано, что мы являемся свидетелями Христа, мы должны свидетельствовать о славе Его. Однажды Он изменил и мою жизнь…
А в какую церковь пойдёт этот человек – думаю, Дух Святой направит его. Я просто счастлив, когда вижу, что он получил шанс на спасение. Для меня это самая большая радость.

Никита Серебряный

мояцерковь.рф