Истории

Империя Фаберже

Карл Фаберже за работой, 1905 год, Санкт–Петербург, Российская империя

Унылым сентябрьским утром 1918 года в красивом доме на Большой Морской, 24 Карл Фаберже спешно паковал многочисленные чемоданы и забивал самый надежный в мире немецкий сейф–лифт «Арнхайм» своими и чужими сокровищами. Дождь хлестал нещадно, за окном раздавались выстрелы, мокрые и перепуганные клиенты в панике срывали дверной звонок, желая оставить на хранение драгоценности у единственного человека в советской России, которому могли доверять – придворного ювелира Карла Густавовича Фаберже.
До публикации декрета ВЦИКа «Об отмене частной собственности на недвижимость в городах» оставалось несколько месяцев. Карл Фаберже был не из тех, кто стал бы дожидаться прихода экспроприаторов. Владелец состояния в миллионы долларов бежал в швейцарскую Лозанну под видом курьера. Там его ждали супруга, невестки, шесть внуков и сын Николай. Трое других сыновей, Агафон, Евгений и Александр, временно остались в Петрограде, имея смутную надежду спасти фирму от краха.

Накануне побега Карл Фаберже подстраховался — по крайней мере, он так думал. В марте 1918 года советская власть издала декрет о защите собственности иностранцев. Сразу после этого Карл передал в бесплатную аренду швейцарской миссии свой дом с массивным фасадом, облицованным серо–розовым и красным гранитом, где его семья прожила 18 лет. Более того, за хранение собственных вещей в своем же доме Фаберже ежемесячно платил швейцарцам 1% от их стоимости.

Дом Фаберже был настоящей сокровищницей. Сохранившаяся двадцатистраничная опись содержимого сейфа оценивает вещи в 1 603 614 рублей золотом в ценах 1917 года (по сегодняшнему курсу 825,6 млн рублей). В самом доме оставалось ценностей (картин, украшений, предметов искусства) на 7,5 миллионов рублей золотом (около 4 миллиардов рублей по сегодняшнему курсу).
Была и вторая расписка с перечнем драгоценностей и их эскизами, по которой можно и сейчас отслеживать вещи на антикварном рынке.

В доме поселился швейцарский посол Эдуард Одье, что казалось Фаберже вполне надежной защитой. Однако уже через месяц швейцарский посол распорядился перенести все свои чемоданы, а также вещи Фаберже, включая саквояж с драгоценностями, в посольство Норвегии, на Мойку, 42. На следующую же ночь все вещи и драгоценности Фаберже были украдены.
Версию о причастности чекистов к ограблению посольства никто не отрабатывал. Хотя незадолго до налета с сотрудниками миссии общался швейцарец Артур Фраучи (в списках сотрудников ВЧК он именовался Артузовым). Может быть, именно от него и узнали чекисты о том, сколь «драгоценен» саквояж Фаберже.
Еще через две недели Швейцария разорвала дипломатические отношения с Советской Россией, и господин Одье благополучно отбыл на родину.

Тем временем, Фаберже получал из большевистской России страшные известия: дома, дача, магазины и мастерские разграблены, имущество и драгоценности похищены, среднего сына Агафона дважды арестовывали и сажали в тюрьму.
Состояние семьи Фаберже таяло как мартовский снег, а с ним — здоровье главы фирмы. Без своей компании Карл Фаберже прожил только два года.

Когда чекисты–экспроприаторы наконец дошли до дома Фаберже на Морской, 24, единственное, что они оставили в целости и сохранности, — сейф–лифт «Арнхайм». Не смогли открыть, а вещи из него удалось заполучить лишь в мае 1919 года. Их описи также не существует, а это значит, что реквизиция происходила без участия Отдела по делам музеев.
Сокровища из саквояжа Фаберже так и не нашлись. Но некоторые вещи иногда появляются на антикварном рынке до сих пор (например, папиросник из двухцветного золота с сапфировой застежкой) — и тут же исчезают.

За 45 лет существования (с 1872 по 1917 гг.) ювелирная фирма Карла Фаберже превратилась в империю, включающую мастерские, дизайн–студии, магазины и филиалы (в Москве с 1887 года, в Одессе с 1890 года, в Лондоне с 1903 года и в Киеве с 1905–го). За это время было создано порядка 250 000 предметов. Карл Фаберже был и художником, и геммологом, и реставратором. Но главный его талант — предпринимательский: Фаберже удалось собрать вокруг себя лучших художников своего времени. В общей сложности у него работало 500 человек от продавцов до бухгалтеров. 
Дом Фаберже производил бриллиантовые диадемы и портсигары, перстни и серьги, столовое серебро и иконные оклады. В мастерских Фаберже трудились и мастера–камнерезы, создававшие objets de fantaisie, фигурки животных и людей, выполненные из цельных кусков камня и в сложных техниках эмали и флорентийской мозаики.

Настоящим фетишем стали пасхальные яйца, выпускаемые в промышленных количествах.
Первое яйцо с сюрпризом «Курочка» было заказано императором Александром III как пасхальный подарок императрице Марии Федоровне в 1885 году. Последнее доделанное (к 1917 году остались еще два незавершенных) императорское пасхальное яйцо — «Орден Святого Георгия», созданное в 1916 году из золота, серебра, кости, горного хрусталя. (И первое, и последнее яйца выставлены сейчас в Музее Фаберже в Шуваловском дворце в Санкт–Петербурге.)
Императорскими называют яйца, подаренные российскими императорами Александром III и Николаем II своим супругам и матерям. На данный момент из 50 императорских яиц известно местонахождение лишь сорока трех.
Помимо императорских фирма Фаберже делала и роскошные пасхальные яйца по заказам других значимых клиентов: наследницы империи промышленников Базановых Варвары Кельх (7 яиц), по одному пасхальному яйцу фирма Фаберже выполнила для князя Феликса Юсупова, герцогини Консуэло Мальборо, барона Ротшильда и нефтепромышленника Нобеля.

Карл Фаберже и его сыновья не сделали главного: не зарегистрировали имя Карла Фаберже в качестве торговой марки.
После революции Европу и Америку захлестнула волна подделок «под Фаберже». Появилось даже такое понятие, как Fauxbergé, то есть «Фальшберже». Одним из тех, кто наладил промышленное производство подделок, стал «большой друг Советской России и Советского Союза» американский миллиардер Арманд Хаммер, единственный капиталист из США, награжденный орденом Ленина.
Американец Арманд Хаммер, сын эмигрантов из Одессы, приехал в Россию в 1921 году и быстро нашел общий язык с Лениным: в обмен на поставки в разоренную страну лекарств и пшеницы Хаммер получил от вождя пролетариата право на вывоз предметов искусства и множество других преференций. Он говорил: «Стать миллионером не трудно. Нужно просто дождаться революции в России».

Хаммер прожил в Советской России девять лет, представляя интересы крупных западных компаний, основал собственную карандашную фабрику и успел переправить в Европу огромное количество ценностей.
По иронии судьбы Хаммера поселили в доме Купеческого общества на Кузнецком мосту, где раньше располагался магазин Фаберже и студия художников фирмы.

В 1927 году директор Оружейной палаты Кремля Дмитрий Иванов добился получения из валютных резервов в фонды Кремля 24 императорских пасхальных яиц. Однако в 1930 году власти забрали для экспорта 11 из них. Эти императорские яйца, как и множество других драгоценностей, оказались в руках Хаммера. «Некоторые вещи он покупал по цене материала — например, императорское пасхальное яйцо «Ренессанс», за 1500 золотых рублей, в то время как императорская семья заплатила за него 4750 рублей», — рассказывает хранитель коллекции Фаберже в Музеях Кремля Татьяна Мунтян.

Хаммер вывозил сокровища Фаберже из России и продавал на антикварных рынках, а позже открыл вместе с братом в Нью–Йорке галерею и организовал поточное производство пасхальных яиц Фаберже и камнерезных фигурок. Хаммеру удалось собрать вокруг себя мастеров из мастерских Фаберже и обзавестись копиями фирменных петербургских клейм и императорских шрифтов. В его галерее работал консультант, «специалист по русскому Фаберже». Он и агенты братьев Хаммеров выдавали подделки за редкие дубликаты оригинальных вещей Фаберже или даже за подлинники. Рекламируя фирму как «императорский Фаберже», к 1930–м годам они создали в Европе и США настоящий культ Фаберже.

В 1933 году из Оружейной палаты изъяли еще четыре яйца. Ее директор Дмитрий Иванов, не выдержав разграбления коллекции и уничтожения памятников в Кремле, кончил жизнь самоубийством, написав в предсмертной записке: "не расхищал, не продавал, не торговал, не прятал Палатских ценностей...". На следующий день после его гибели в Оружейную палату пришел представитель советского «Антиквариата» с мандатом на изъятие еще 120 предметов.

В 1931 год испанский бизнесмен Самуэль Рубин, экспортер мыла и оливкового масла и близкий друг Арманда Хаммера, зарегистрировал компанию Fabergé Inc., производящую парфюмерию и туалетные принадлежности. Братья Фаберже узнали об этом лишь в 1945 году и подали судебный иск против Самуэля Рубина, пытаясь защитить права семьи на бренд. На суде выяснилось, что бренд «Фаберже» никогда не существовал в юридическом поле, так как он не был зарегистрирован. По решению суда Самуэль Рубин мог использовать имя Fabergé в отношении широкого ряда товарных групп (от ремней до накладок на сумки), за что заплатил семье Фаберже $25 000.
Когда компенсацию Рубина разделили между всеми наследниками, каждому члену семьи досталось в итоге около $800.

В 1964 году Рубин продал Fabergé Inc. косметической компании Rayette за $26 млн.
В 1984 году Riklis Family Corporation выкупила Fabergé Inc. за $670 млн.
В 1989 году Fabergé Inc. приобрела глобальная корпорация Unilever за $1,5 млрд.
На сегодняшний момент владельцем лицензий и прав, относящихся к бренду Fabergé, является бывший партнер Виктора Вексельберга по СУАЛу — Брайен Гилбертсон, один из основных владельцев крупнейшей в мире компании по добыче изумрудов, рубинов и аметистов в Мозамбике и Замбии – Gemfield. Судя по сайту, компании сегодня принадлежат магазины Fabergé в 27 стране по всему миру — от Андорры до США.

Вплоть до сегодняшнего дня семья Фаберже не получает ничего за наследие своего предка.

Elena Rifenschtal