Истории об истории

Создания, которые пережили своего творца

Как известно, король основательно задолжал ордену Храма Господня (тамплиерам), а отдавать долги ему не хотелось. К тому же его манили бесчисленные богатства рыцарей Храма. К ним, известным своей честностью, обращались купцы, отправлявшиеся в дальние страны. Они оставляли у храмовников золото и серебро, а взамен получали расписки, по которым могли получить необходимую сумму на месте, не опасаясь разбойничьих налётов в пути. То есть, по сути, тамплиеры основали первые кредитно-расчётные учреждения. Промахнулись они, пожалуй, однажды, когда во время бунта парижан позволили королю укрыться в их замке Темпль…

Филипп IV Красивый больше всего боялся нравственного авторитета рыцарей-тамплиеров, которые при вступлении в орден давали обет бедности. Даже на печати ордена были изображены два рыцаря на одном коне. 29 марта 1139 г. Папа Иннокентий II издал буллу Omne Datum Optimum, в которой говорилось, что любой тамплиер мог свободно пересекать любую границу, освобождался от налогов и не подчинялся никому, кроме самого Папы Римского.

Филипп Красивый по совету Мариньи поступил хитро: ударил тамплиеров туда, где, казалось, они были неуязвимы. Он обвинил их в ереси. Обвинения в отступничестве от Христа были чудовищны и очевидно несправедливы. Большинство епископов отказались участвовать в судебном процессе против храмовников.

И тогда Ангерран де Мариньи предложил сделать епископом своего младшего брата Филиппа. Многое он сделал и для фабрикации «доказательств» вины тамплиеров. И был суд, на котором один за одним выступали подготовленные лжесвидетели… Орден был ликвидирован, его имущество конфисковано, а руководители казнены…

Ангерран де Мариньи отметился в истории ещё одним достижением. Он изобрёл и построил огромную каменную Монфоконскую виселицу. Одновременно на ней можно было повесить 50 человек. Он считал, что зрелище висящих разлагающихся тел должно привести в трепет врагов государства.

На этой виселице Ангерран де Мариньи и был повешен. При новом короле его обвинили в казнокрадстве. Суд был скорый и неправый – с помощью уже отлаженной машины лжесвидетелей, сфабрикованных доказательств и неправедных судей. Подлость живёт долго. Мариньи создал во время преследования тамплиеров продажный суд, который, как и виселица, пережил своего создателя. Как же он взывал к справедливости в тот момент, когда палач накидывал ему верёвку на шею!

Платон Тархов

Седьмой день