Generation Z

Барышня-крестьянка

 

 История любви Елизаветы Муромской и Алексея Берестова чем-то напоминает сюжет шекспировской трагедии «Ромео и Джульетта». Герои так же преодолевают вражду семейств, скрывают свою любовь от родителей и самоотверженно идут на все, чтобы их не разоблачили.

… На сцене театра кукол «Сказ» – постановка «Барышня-крестьянка». Действо началось сразу. У входа в зал актеры спрашивали зрителей: «Верите ли вы, что любви все возрасты покорны? Если нет, после просмотра спектакля вы измените свое мнение».

Читавший повесть зритель знает только одну историю любви – Лизы и Алексея. Но режиссер Юрий Самойлов отошел от первоисточника и «добавил любви». Это взаимоотношения Григория Ивановича Муромского и гувернантки. Только вот не очень понятно, почему эта вторая любовная линия разворачивается только в самом конце. Возможно, чтобы зритель после окончания спектакля поразмышлял над продолжением истории…

В этой постановке многое строится на воображении зрителя. Безликость кукол – своеобразный прием режиссера, чтобы дать зрителю шанс самостоятельно додумать целостный образ каждого персонажа. Кстати, детализация костюмов эпохи выполнена очень тщательно. Елизавета изначально предстает перед зрителем в голубом платье с рюшами, с модными в то время деталями, а перейдя в образ крестьянки, платье меняется, становится простым, по-деревенски милым.

Стоит отметить, что в постановке проработана интонация каждого персонажа. Лиза говорит четко, но когда разговор заходит о Берестове, ее голос становится взволнованным, восторженным, и я в этот момент представляю на ее лице легкий румянец. Алексей – так же, как и отец, произносит слова четко, уверенно, словно диктор. Только в его голосе нет командирских ноток. Настя говорит тихо со всеми, кроме своей барышни Лизы. С ней она общается уверенно. Это и понятно, ведь она секретничает с ней и в курсе всех планов своей молодой госпожи.

Сцена украшена полотнами, прожектора меняют цвет освещения в зависимости от места действия актеров. Если оно происходит в лесу, свет переключается на зеленый с уходящим желтым в бликах. Переставляют декорации тоже актеры, которые мне напомнили лесных духов. Они в танце используют полотна и ленты, которые и меняют обстановку. Это создает ощущение сказки, волшебства…

На протяжении всей постановки звучат лирические отступления Александра Сергеевича Пушкина, а завершается спектакль так же, как и повесть: «Читатели избавят меня от излишней обязанности описывать развязку».

Дарья Ягольник

Школа журналистики "МЕДИА"