Generation Z

Ход конём

 

Владимир Набоков говорил в предисловии к этому роману: «Из всех моих написанных по-русски книг «Защита Лужина» заключает и излучает больше всего «тепла», что может показаться странным, если принять во внимание, до какой степени шахматная игра почитается отвлеченной». Ещё более странно то, что поставить этот сложный роман решил режиссер Руслан Шапорин в рамках театральной лаборатории «Пространства Набокова». Этот проект  Новокузнецкого драматического театра нужен, чтобы у зрителей была возможность повлиять на обновление репертуара.  

Так что же представляет из себя театральный эскиз по одному из самых известных (и даже экранизированных) романов Набокова?

 …Зрители занимают места. На площадку выходит художественный руководитель лаборатории Александр Вислов. Он рассказывает о процессе  создания эскиза и о том, что Руслан Шапорин  поставил его  всего за 5 дней.

Была идея представить действие романа как этюд в шахматном клубе, это очень символично, но режиссеру зал не понравился (это было бы слишком просто). Тогда и решили провести показ в Новокузнецком художественном музее. В нем есть несколько отсылок к шахматам, но заметят их только самые внимательные. Потолок выглядит как шахматная доска. А сценическое пространство, задействованное актерами, похоже на букву «Г», поэтому, передвигаясь по нему, они будто ходили «конём».

Эффект шахмат в постановке усиливали и костюмы героев. Все были одеты в белое, и только Лужин – в чёрное. Эта деталь подчеркивает, что центральный персонаж не похож на остальных. Он противостоял всем как единственная чёрная фигура среди белых на шахматной доске.

Актер Андрей Ковзель сыграл замкнутого Лужина. То, как он нервно шевелил пальцами, пока грыз карандаш, как он ворошил волосы, пока думал о чем-то, с каким выражением смотрел на всё – полностью отражало характер героя.  На сцене был «человек другого измерения, особой формы и окраски, несовместимый ни с кем и ни с чем». Как рассказал художественный руководитель лаборатории, два дня по драматическому театру ходил именно Лужин, а не Ковзель. Он в очень короткий срок сумел вжиться в образ. В пьесе задействовано шесть артистов, но мне показалось, что это был эскиз одной фигуры.

Лужин живет в двух мирах одновременно. Первый мир (основной для него)  – шахматы, где всё представляется игровыми комбинациями. Второй – обыденность, где он почти не замечает людей. Несовместимость этих двух миров прослеживается на протяжении всего романа. В  этюде в одной из сцен Лужин вытесняет свою тёщу с места буквально как коня с поля. Мы видим столкновение миров, шахматная комбинация разыгрывается в реальном мире. Дама крайне возмущена, однако игрок этого не замечает. Его не волнует мнение других людей о себе, он уникален. Несмотря на глубокий смысл, сцена получилась очень забавной, зал смеялся.

В конце этюда герой вышел с метрономом. Медленно, быстрее, быстро и тишина – думаю, темп прибора отражает уровень тревожности гроссмейстера, а тишина символизирует его смерть.

…Эскиз закончился. Началось обсуждение работы со зрителями. Многие отметили интересное помещение и оценили игру актеров. Выяснилось, что не так-то и просто показать произведения Набокова в театре – писатель был эмигрантом и уехал жить в США, поэтому есть сложности с авторскими правами на его произведения. На сегодняшний день уже известно, что зрители театральной лаборатории из всех постановок отдали предпочтение «Лолите». Однако, если вы до сих пор не прочли «Защиту Лужина», сделайте это прямо сейчас и, возможно, это изменит ваш взгляд на мир.

В романе Набоков ставит перед читателем проблемы, связанные с творческой личностью, с гением.Что чувствуют люди, так не похожие на нас, о чем они думают, как принимает их общество? Мало кто задумывается над этим, когда восторгается гениальной игрой музыканта или решением сложней задачи математика. Роман, между прочим, лишь адресует нам все эти вопросы. «Добравшись до конца романа, я внезапно понял, что книга не окончена», – пишет Набоков.

Мария Исаева

Школа журналистики «МЕДИА»