Материалы

«Должно быть, в Пропойске по-русски грешит до конца человек…»

Древний и славный город Пропойск существует с начала XII века. В летописях он известен с 1136 года – как городок Мстиславского княжества. То есть Пропойск на 11 лет старше Москвы, что наводит на глубокие философские размышления…

Историки и лингвисты, правда, считают, что первоначально название Прупой (Пропой) относилось к водному участку. Городок стоит в месте слияния рек Прони и Сожа, образующих сильный водоворот. Но народ-то не обманешь! Пропойск, мол, назван из-за таланта горожан заложить за воротник, наклюкаться, надраться, назюзюкаться…

Шли века. Городок не раз становился местом начала всяких пакостей. Здесь буйствовал известный казак Северин Наливайко. Первое известие о Лжедмитрии II пришло именно из Пропойска. Отсюда вторгались в Московское царство Речь Посполитая и шведы. Среди местных в ходу легенда, будто Петр Первый, разгромив неподалеку от городка, в деревне Лесная, превосходящий по численности корпус Левенгаупта, был от счастья на седьмом небе: «Сия у нас победа может первая назваться, понеже над регулярным войском никогда такой не бывало, к тому же еще гораздо меньшим числом будучи перед неприятелем: тут первая проба солдатская была». На радостях он велел выкатить солдатам бочки с хлебным вином, и те надрались прямо на бережку до изумления. Посмотрел на это император, посмеялся и присвоил населенному пункту славное имя Пропойск…

Изо всех сил городок старался соответствовать своему имени. По описи 1897года в Пропойске на 618 дворов приходилось две церкви, три корчмы и плюс  три заездных дома, где тоже можно было дернуть стаканчик-другой. Счет явно не в пользу трезвого образа жизни…

Соблазненные простым и откровенным названием, Пропойску посвящали свои произведения российские почитатели Бахуса. Среди них был и Константин Симонов, лично приносивший регулярную дань Зеленому змию. Он написал «Сказку о городе Пропойске».

Увы, Советская власть расправилась с древним названием. В 1945 году город с тяжелыми боями был освобожден от фашистов. Дивизии, бравшей Пропойск, присвоили звание гвардейской. И встал вопрос: как назвать гвардейцев – «Пропойская гвардейская дивизия»? Как-то не очень. И Сталин лично велел переименовать город . Так в Белоруссии появился Славгород.

На самом деле это тоже легенда. Пропойск освобождали пять дивизий 3-й армии и семь дивизий 50-й армии, и было это в 25 ноября 1943 года, тогда как город переименовали  23 мая 1945 года. И это событие было связано с изменением статуса населенного пункта: с 1938 по 1945 год Пропойск был городским поселком. Значит, при переименовании кому-то из чиновников померещилось что-то нехорошее в прежнем имени города…

Как видим, народ неустанно складывает легенды о городе. Место это, значит, обладает каким-то уютом – так у любимого кота, как правило, множество ласковых прозвищ. И действительно, легенды прямо так и клубятся в этой местности. Например, со всей Республике Беларусь в Славгород стекаются толпы паломников. Ведь рядом расположен источник – Голубая криница, в котором будто бы  князь Владимир крестил радимичей, и с тех пор родник сохранил особую силу изгонять нечисть…

Иван Хворостинин

Сказка о городе Пропойске

Когда от войны мы устанем,

От грома, от пушек, от войск,

С друзьями мы денег достанем

И выедем в город Пропойск.

Должно быть, название это

Недаром Пропойску дано,

Должно быть, и зиму, и лето

Там пьют беспробудно вино.

Должно быть, в Пропойске по-русски

Грешит до конца человек,

И пьет, как в раю, – без закуски,

Под дождик, под ветер, под снег.

Мы будем – ни слуху ни духу –

Там жить, пока нас не найдут.

Когда же по винному духу

Нас жены отыщут и тут, –

Под нежным влиянием женским

Мы все до конца там допьем,

И город Пропойск – Протрезвенском,

На радость всех жен, назовем.

Домой увозимые ими,

Над городом милым взлетим

И новое трезвое имя,

Качаясь, начертим над ним.

Но буквы небесные тленны,

А змий-искуситель – силен!

Надеюсь, опять постепенно

Пропойском окрестится он.

Такое уж русское горе:

Как водка на память придет,

Так даже Каспийское море

Нет-нет и селедкой пахнет.

Константин Симонов, 1943